Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

The Most Beautiful Death In World
The Most Beautiful Death In World
Shinigami DEATH!
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
21:46 

Это было год назад...

"Главное, остаться самим собой... Навечно." "Кодекс есть закон" "Источник станет испытывать тебя, Джекки..."

Чтож, хочу поделиться тем, что произошло со мной за этот год.

Я наконец перешла на второй курс, чуть сорвав нервы себе, родным и подружке.

Второе - я наконец-то нашла подружку! Причем близкую!

Третье - я была на аниме-фесте! В первый раз, да-да!

Четвертое - я наконец-то начла нормально ролить - по 5-20 строчек в посту. Да, кун ещё не знает, какая я могу быть. *злобный смех за кадром*

Что ещё... Муза. Эта чертова стерва свинтила от меня в конце августа и никак не прилетит! Алло, у меня уже три фика в недописанном висит! *грусть-печаль-тоска*

Что ещё... Я начала нормально рисовать. Ну по крайней мере, пропорции я уже одолеваю, хоть они и по прежнему не даются мне, хоть ты тресни!

Плюс посмотрела третий куромью.

Ну что я могу сказать? Ужас пополам со смехом. Я серьезно. Не ну конечно, я отошла от мужикоподобного Алана и педикоподобного Эрика, писклявого не вмеру Алистера Чембера и "репера" Рональда... Но улыбающийся Уильям... Ребята, это финиш. Ладно он ржал в ОВА "Сиэль в стране Чудес", но это же ОВА! Воображение, мать его! Ну какого фига он улыбался в мюзикле, а?! *плюется* Сиэль стал переростком. Но голос шикарный - придраться, кроме роста, не к чему. Слуги... Я промолчу. Они всегда идиотами были. Равно как и инспектор со своим помошником.

Старички... Все по порядку.

Юя Масушита - Себастьян Микаэлис.

Признаться, я разочаровалась. ОЧЕНЬ разочаровалась. Мне хотелось плакать. Именно плакать. Куда, куда делся этот элегантный Себастьян, которого мы видели в первых двух мюзиклах? Что у него с голосом? Что это за мерзкий пафос в "Ai wa chi mamire" был? Что это за придыхания? Совсем запафосился, СОВСЕМ. Я еле выдержала первую песню, вторую... "Black and white" практически та же... Равно как и "Checkmate". "Sen no tamashii" заиграла новыми красками. Серьезно, она вышла лучше, чем во втором куромью. А так... Да, я ожидала совсем иного.

Уехара Такуя - Грелль Сатклифф.

Здесь у меня краснели щеки, уши, и даже тело. Такого количества пошлости, навязанной этим персонажем, явно было много. Голос тоже изменился и явно в не лучшую сторону - его "R-shitei" по тону изменилась. Стало больше пошлых шуточек, так сказать, ниже пояса... Я краснела в некоторых моментах. Честно. Даже в манге и аниме Грелль не такой пошлый. Куда смотрели постановщики? Но должна признаться, шуток стало больше с его стороны, стало больше... активности, что ли... Конечно, мимолетные "death..." вместо немного заносчивых, но громких "DEATH!" будет не хватать... Причем очень.

Изуми Шухей - Гробовщик

Ну, здесь я напишу несколько предложеньиц. Он единственный из "старичков", не испорченных окончательно. Возможно, это из-за того, что он до того чудаковат, что его чудачества воспринимаются легко, как будто так и нужно...

Песни те же,диалоги те же... Но эмоции уже разные. И пара сюрпризов, приготовленных постановщиками. Это относится и к вставочке в шинигамской песне, и "мечты" (или сны?) Грелля... Взглянуть по новому - и вновь влюбиться в старенький сюжет... В общем, мюзикл понравился мне по своему.

На походе фильм, снятый по аниме. Что ж, будем ждать.

 


@темы: Увлечения, Оформление, Институт, Аниме

18:58 

Полукровка

"Главное, остаться самим собой... Навечно." "Кодекс есть закон" "Источник станет испытывать тебя, Джекки..."
Глава вторая. Часть вторая. Рональд Нокс берется за расследование дела о пропаже душ.


- Как - опять недобор из двадцати душ?! - Алан пылал гневом.

Оно и понятно - пятый раз не досчитываемся двадцати человеческих душ. Алан рвал и метал каждый раз, когда узнавал об этом, но что он мог сам поделать? Разве что дать приказ о начале нового расследования об исчезновении душ, но пока он молчал. Молчали и несколько диспетчеров с наставниками - те, на чьем дежурстве это произошло, то есть я, Эрик и Натаниэла с Уильямом-младшим. Стажеры были тут ни при чем - они ещё учатся становиться жнецами, но вот нам, диспетчерам, это было непростительно, в результате чего Алан безжалостно нагружал и меня, и Эрика сверхурочной работой, которую я терпеть не могу. Но что поделаешь, раз приказа о расследовании нет, а сами мы не имеем права втихаря вести расследование. И ладно бы души пропадали каждый день -так нет, пропажи случались накануне сдач отчетов, то есть в последние недели месяцев. И это - пятый случай недоучета душ. Тут впору биться головой об стол или об стену, что проделывает Алан, когда провинившиеся, по его мнению, диспетчера и стажеры покидают его кабинет. Но криком, как говориться делу не поможешь, и мы - я и Эрик, решили, что надо предложить начать расследование.

- Алан, прекрати биться головой об стену и послушай. Ежемесячными сверхурочными ты ничему не поможешь. Надо начать расследование: завести дело и поручить нам с Рональдом расследовать его. Иначе начнутся жалобы с высших инстанций. А тебе это надо - выслушивать отчитывания от Сатклиффа и Спирса? - спросил Эрик, остановив Хамфриза и развернув его лицом к себе.

- Нет, не надо, - Алан вспомнил, с каким остервенением Грелль орал на подчиненных за малейшее упущение душ. - Что ж, официально назначаю вас, диспетчера Эрик Слингби и Рональд Нокс, расследовать дело номер 9994242 "О пропаже душ". В помощники ставлю ваших стажеров. Всё, на сегодня все свободны, - Алан устало опустился в кресло, уткнувшись в книгу - так он показывал, что разговор окончен.

Наша четверка вышла из кабинета начальства, обсуждая предстоящее расследование.

- Надеюсь, за этим не будет стоять кто-то из нашего отдела. А то и так вас, Эрик, еле выцарапали тогда... А теперь, боюсь, от гнева нашего доблестного Алана Хамфриза виновный - если он вообще будет найден - представится тут же, не успев оправдать себя.

- А мне кажется, здесь вообще вмешательством этих паразитов пахнет, - вставил своё слово Уильям-младший.

- Да ну? - немногословие Натаниэлы было понятно - Грелль-сэмпай небось уже все уши девочке прожужжал про своего Себастьяна.

- А что, возможно. Но тогда бы должны будем только найти этого паразита и притащить к его к Хамфризу, - ответил я, смотря вперед.

- Надо его сначала выследить, Нокс. А если это будет такая же заноза в одном месте, как Себастьян Михаэлис, то мы её никогда не выследим и не поймаем, - критично ответил Эрик.

- Нет, судя по всему, демон или демонесса молодой или молодая. Я читала, что более молодые особи совершают такую ошибку, как поглощение нескольких душ одновременно. А здесь мы имеем случай с очень молодым, но крайне разборчивым экземпляром, - выдала мисс Сатклифф, что-то листая.

- В смысле - крайне разборчивым? - не понял я.

- В том смысле, что пропадают исключительно девушки. И исключительно невинные, - ответил Уильям-младший, протягивая пять номеров "Таймс" за последние пять месяцев.

Я уставился в заголовки: "В Гайд-парке группа девушек подверглась нападению неизвестного", "В оперном театре при представлении скончалось около двадцати девушек. Причина смерти неизвестна", "Вчера, возле театра, группа девушек подверглась нападению. Нападавший успел скрыться...".

- Мдааа... Ладно, начнем расследование с осмотра мест преступления, - произнес я, убирая прессу.
На том мы и порешили.

На утро следующего дня вся наша четверка прогуливалась по Гайд-парку. На самом деле мы шли к месту, где было совершено преступление, тихо переговариваясь. Обстановка вокруг была той же, разве только что вместо дам в пышных платьях и мужчин в фраках были подростки в современной одежде, девушки в джинсах и коротеньких маечках (наш секретарский отдел по сравнению с ними выглядел а-ля "девушки с Востока": Алан не позволял секретаршам носить прозрачные блузки и короткие юбки, из-за чего раза два в месяц случались скандалы и увольнения), парни в футболках, рубашках с короткими рукавами. Переговариваясь, мы обсуждали стратегию расследования – ведь никто не мог знать, когда мы найдем эту неприятность в виде очередного демона или демонессы. В результате переговоров мы решили, что надо опросить тех, кто был в Гайд парке в тот день. Да, это было бы легко, если бы не одно «но»: случай в Гайд парке произошел три месяца назад. За это время преступник или преступница могли убрать всех свидетелей того происшествия. Поздноватенько мы взялись за расследование…

Выпал я из собственных размышлений лишь тогда, когда ощутил чувствительный тычок под ребра от Слингби. Ничего не говоря, диспетчер указал глазами на шедшую по парку парочку.

Будь сейчас здесь Сатклифф-сэмпай, окрестности бы огласились его ультразвуковым «Себастьянчик!!!». Но здесь присутствует только дочь Грелля-сэмпая, так что мы спокойно… вернее, настороженно, шли навстречу этому паразиту с его точно таким же паразитом-господином.

- А я думал, что после той стычки из-за тысячи душ мы не встретимся. Но судьба большая шутница, - произнес Эрик-сэмпай, в упор смотря на демона. – Чего вы здесь оба забыли?

- Я не должен отчитываться перед жнецами. Аналогичный вопрос – что ВЫ здесь забыли? – невозмутимо спросил демон-дворецкий, загораживая собой господина.

- Это внутренний разговор диспетчеров из нашего департамента «Несущие Смерть». Демонам знать об этом незачем, - так же невозмутимо ответил Эрик-сэмпай.

- В таком случае соизвольте покинуть общественное место. Четверо шинигами, ни с того, ни с сего оказавшиеся в рабочее время в парке – более чем подозрительно, - парировал Михаэлис.

- Вам то какая разница, паразит? – встрял Спирс-младший. Ну кто его дергал за язык!

Я заметил, как глаза Михаэлиса полыхнули розовым огоньком.

- В сторону! – я кинулся вперед, чтобы заслонить собой стажера от столового серебра, полетевшего в сторону последнего.

Занеся газонокосилку, я атаковал демона. Было до сих пор обидно, что я не прикончил его ни на «Кампании», ни столкнувшись в оперном театре… Сейчас я собирался отомстить за все свои промашки. Но… Что-то кольнуло в груди. Чёрт, совсем забыл об этой колючке! Я, отвлекшись, был повален на землю из-за жуткой боли, которую причиняет Шип Смерти. Теперь я понимаю Хамфриза, когда его внезапно скручивает во время продвижения этой колючки к сердцу.

- Рональд-сэмпай! – услышав взвизг Натаниэлы, я почувствовал, как отнюдь не девичьи руки пытаются поднять меня.

- Спасибо, мисс Сатклифф, - ответил я стажерке, опершись на газонокосилку.

- Мисс Сатклифф? – демон явно был ошарашен.

- Да, я – Натаниэла Долорес-Сатклифф. Мой отец – бывший начальник третьего Британского диспетчерского департамента «Несущие Смерть», а ныне Легендарный Жнец, Грелль Сатклифф, - ответила девушка, поправляя хвост.

- Хоть мне неприятно представляться перед таким ничтожеством, как Вы, но все же: Уильям Т. Спирс, сын бывшего начальника той же организации Уильяма Т. Спирса. Отец сейчас в отставке, - невозмутимо отчеканил Спирс-младший, поправляя очки фирменным жестом своего отца.

- Ооооо… Будьте осторожны при обращении со своей Косой. А где же Коса Смерти первой стажерки?

- Мне её выдали. Но вам незачем об этом знать, - в глазах стажерки полыхнул нехороший огонек.

- Себастьян, чего ты тратишь время на разговоры с неопытными жнецами? – это был Фантомхайв собственной персоной. – Разберись лучше с опытными, да побыстрее. Это дело об убийствах 100 человек висит на нас уже пять месяцев, а мы до сих пор не вышли на преступника.

Глаза мисс Сатклифф округлились, но рот расплылся в оскале. Она явно что-то замышляла.

- Так вы тот самый Себастьян Михаэлис, о котором я так много слышала от своего отца? Что ж, приятно познакомиться с предметом обожания моего папеньки… - оскал стал ещё хитрее и немного маньячней. Уж не собирается ли она прикончить его собственной Косой Смерти?

- О, вы много обо мне наслышаны? Прекрасно… - демон тоже растянулся в одной из своих фирменных улыбочек. – В таком случае, я вынужден ответить отказом. Мне не нравятся жнецы и жницы, а от вашего отца я ничего хорошего, кроме жужжащей бензопилы около своего лица, не видел.

- Если вы помешаете нашему расследованию, я собственноручно расчленю вас и вашего господина… - и тут стажерка стала схожа со своим отцом.

Та же маньячная улыбка, то же желание в глазах прирезать этого демона к чертям собачьим, даже поза стала такой же… Понимая, что она сейчас сорвется – послышался звук заведенной бензопилы – я, в который раз рванувшись в сторону, дабы предотвратить кровавую бойню между стажеркой и довольно так и взрослым и опытным демоном, сбил её с ног. Но то ли я не рассчитал, то ли она так повернула голову, но получился нечаянный поцелуй. А я надеялся, что это произойдет не перед этим демоном и в другой обстановке, но… Черт, как же это волнующе…

- Диспетчер Нокс, мы вообще-то на задании находимся. Шашни будете крутить в нерабочее время, - как ушат воды на голову, прозвучали слова диспетчера Слингби.

Опомнившись, я поднялся со стажерки и помог ей подняться. Бензопила валялась где-то в стороне.

- А я смотрю, вы нисколько не меняетесь, Рональд Нокс… - это был из ниоткуда взявшийся Сатклифф. – Но я даже рад, что вы обратили внимание на Натаниэлу. Можно сказать, я благодарен за то, что вы остановили её при попытке влюбить в себя взрослого демона. Себастьянчик, чтоб мои глаза тебя не видели через несколько минут. Намек ясен? – оскал заставил вздрогнуть всех.

Я, опершись о газонокосилку, приводил себя в порядок. Стажерка проделывала то же самое, убрав потом бензопилу. То место, где проявил себя Шип Смерти, ещё немного болело, но я не подавал виду, хоть случаться это стало все чаще.

- Ронни, ты как? – осведомился сэмпай, полностью игнорируя Слингби, Спирса-младшего и обоих демонов.


- Нормально, Грелль-сэмпай, - ответил я, перевязывая галстук.

- А Шип Смерти? Часто беспокоит?

- Сейчас начал каждую неделю беспокоить, - Сатклиффу лучше не врать – это я знал точно.

- И что ты здесь делаешь? Возьми отпуск, хоть отдохни, что ли…

- Грелль-сэмпай, мы вообще с диспетчером Слингби и нашими стажерами на расследовании, - пояснил я.

- Что случилось? – Алая смерть стала серьезней некуда.

- Да вот участилась пропажа душ… По 20 штук в месяц… - ответил я, смотря в сторону.

- И? – желто-зеленые глаза пристально смотрели на меня.

- И мы вышли на место преступления, дабы опросить свидетелей, - я, поправив галстук, продолжил, - но пока ничего существенного не узнали. Разве что только есть предположения, что в деле замешаны либо демон, либо демонесса эстеты. Они предпочитают души невинных девушек. Пока на этом всё.

- Поздно Аланчик спохватился…

- Если б я ему не сказал, он бы дотянул до нехватки душ численностью более 200. Вы же знаете Алана, Грелль-сан, - ответил Слингби.

- Мда уж… Могу дать наводку – один свидетель имеется. Но он сейчас находится у Гробовщика, - Сатклифф явно издевается. Я к этому чудику, хоть он и является Легендарным, не пойду ни за что! Хватило с меня «Кампании»! – Нокс, не надо начинать истерик. Это надо для расследования.

- Как скажете, Сатклифф-сэмпай, - буркнул я в ответ – спорить с ним было бесполезно.

- Тогда сейчас же отправляйтесь к нему. Я не могу вас сопровождать – мне нужно по другим делам. Делам семейным, а не тем, о которых вы сейчас подумали, диспетчер Нокс, - и Алая смерть ушла, так же внезапно исчезнув.

Когда он ушел, в нашей компании повисло неловкое молчание.

- Ну что ж, пойдемте… Тянуть нельзя – уже пять месяцев протянули, - проговорила Натаниэла.

Остальные лишь кивнули, и наша четверка отправилась в лавку Гробовщика.

POV Натаниэлы

Тааак, завтра на стажировку, а сегодня надо медкомиссию пройти… Чёрт, сколько же диспетчеров! А вот и ещё один… Что за «Шип Смерти»? И почему все так шарахаются от них, как от прокаженных? Да, отец, я знаю, что я ещё стажерка! Но мне надо пройти медкомиссию! Эээээ… Вот ЭТО нечто – мой будущий наставник? Пап, ты издеваешься? Я ведь хочу нормально научиться собирать души! А данный диспетчер вряд ли этому хорошо научит – папенька ведь сам не работал, и значит стажер такой же будет.

Вечером следующего дня это нечто посетило квартиру моего отца. Попыталась подслушать, за что была отругана и выставлена вон из кухни. Даже мать не смогла повлиять на отца. А они там о чем-то шепчутся… Интересно, о чем?

Выходит, что нет, ибо в понедельник утром я вылетела из дому, как пуля. Даже одеться нормально не успела – влезла в первую попавшуюся юбку, блузку и пиджак и понеслась в департамент. В восемь часов утра я уже стояла у нужного мне кабинета, ожидая своего наставника. Мимо сновали шинигами с папками и косами смерти, бегали секретарши… Мимо меня пронесся стажер. Весь в черном. С чем-то вроде секатора в руках. Лааадно, это нас не касается...

Ну наконец пришел мой наставник. Что ж, посмотрим на кабинет… Мдааа, обилие красного впечатляет… Ладно, разберемся. Что у нас там в Уставе прописано? Наставник что-то проговорил. Ответила отказом. В результате нарвалась на возмущение со стороны наставника. Но, стоило ему открыть рот, в кабинет влетел тот же стажер, что пролетел мимо меня утром, и не сбавляя скорости, скрылся в шкафу. Через несколько минут в комнату влетел ещё один диспетчер. Как позже выяснилось, тот стажер, назвавшийся Уильямом Т. Спирсом (знакомая фамилия…) пролил кофе на Эрика Слингби. Как интересно, он оказался тем самым диспетчером, собирающим тысячу душ для нынешнего начальника этого отдела, Алана Хамфриза! Как, Спирс начальник моего отца? Ну и ну, а я и не знала.

Далее мы пошли в конференц-зал, чтобы обсудить проблему моего наставника, диспетчера Рональда Нокса. Интересно, и что за проблема? Ка-а-ак, он – жертва Шипа Смерти?! В этот момент почему-то все оборвалось внутри меня самой. Но ведь я же не хочу, что бы он умер… И… Почему сердце так неровно бьется? Почему слезы застилают глаза? От греха подальше я закрылась после того совещания в своей комнате. Да, пусть я и не обычной жницей, да и мать у меня довольно таки необычная, но… Часть меня, бывшая шинигами, сочувствовала наставнику, а другая – злорадствовала. Но сама я даже не знала, что и делать. Слова диспетчера Слингби звучали в голове отчетливо. «Сбор тысячи невинных душ». Хмммм...

Прошло пять месяцев. Я получила свою Косу Смерти – бензопилу своего отца. Когда я притащила её домой, папенька поинтересовался насчет её легкоиспользуемости. Я ответила, что более удобной Косы Смерти я не видела. Ещё отец интересуется, нравится ли мне мой наставник. Ответила, что Нокс – наставник хороший (не смотря на то, что Рональд-сэмпай – ученик моего отца), и хорошо обучает нашему нелегкому делу.

Ну наконец настоящее дело! А то все сбор душ, да сбор душ… Как говорит мой папенька, «скукотища полная». Да и бензопилу хоть опробую – при сборе ею особо не размахнешься. А расследования предполагают стычки с демонами, об одном представителе которых мне отец весь мой мозг вынес. Короче, пять месяцев мы ждали, пока начальник даст добро на расследование. После того, как нам его все таки дали (за что особое спасибо диспетчеру Эрику Слингби), мы начали обсуждать это предстоящее расследование. Выяснилось, что предполагаемый преступник (или преступница) – демон либо же демонесса, причем оба обладают замашками эстета-убийцы – душонки то пропадают целым скопом, по 20 штук. Завтра выдвигаемся на место одного из преступлений.

Мдааа, поздновато мы взялись за дело… Ведь всех же свидетелей мог этот убийца убрать за три месяца. Идем по парку, никого не трогаем, переговариваемся насчет расследования. Как вдруг натыкаемся на странных особ, оказавшимися по запаху демонами. Мальчишка и парень лет двадцати пяти, одетый во все черное. Зовут Себастьян Михаэлис. Ба, так это же тот самый демон, из-за которого мой мозг был вынесен полностью. Ну сейчас ты у меня получишь! Завожу бензопилу, встаю в нужную позу. Улыбка а-ля «Джек Потрошитель при виде жертвы», взгляд такой же, бензопила наготове… Взгляд в взгляд. Меня даже эти полыхания не впечатляют – навидалась по самое не балуйся.

…..! Что этот диспетчер себе позволяет?! Зачем толкнул, спрашивается?! Прикончила бы этого чертового демона с его мелким господином, и всё! Так нет же, нужно обязательно толкнуть, отбросить бензопилу да ещё и впиться в меня поцелуем! А насчет поцелуя я зря – целуется он классно. Но тут заявился папенька. Всю малину испортил. Ну ничего, у нас ещё времени много. Хотя, судя по разговорам отца и наставника – немного… Бедный наставник, мне его жаль. Хотя я все-таки кое-что, да делаю. Но только это я решила оставить секретом и для отца, и для наставника, и для всего отдела в целом. Не хочу, чтобы он умер. Такие наставники, как он, цениться на вес золота должны!

18:55 

Полукровка

"Главное, остаться самим собой... Навечно." "Кодекс есть закон" "Источник станет испытывать тебя, Джекки..."
Глава вторая. Часть первая. «Понедельник – день тяжелый» или «веселая будет неделька!»

На утро понедельника, проспав и опоздав на работу на час, я несся, как ужаленный. Ведь сегодня должна прийти дочь сэмпая, дабы начать стажировку. С неведомой доселе мне скоростью я пролетел проходную, забрал со склада свою Косу Смерти, получил нагоняй за опоздание (Алан, хоть и был моим одногодкой, но вел себя как подобает начальнику) и в довершение всего сшиб какого-то парнишку лет семнадцати, стоящего у меня на пути.

- Простите, сэр! – принялся извиняться парень. – Я не хотел, честное слово…

Интересно, откуда он тут взялся? Или нераспределенный стажер? Да нет, Хамфриз ещё на прошлой неделе распределил стажеров по диспетчерам. Значит, бедолага попросту не может найти кабинет своего наставника.

- Ничего, парень. Такое у нас часто бывает. Ты видно ищешь кабинет своего наставника?

- Да, мне нужен, - брюнетистый паренек завозился в небольшом портфельчике, откуда извлек небольшой лист бумаги, - диспетчер Эрик Слингби.

Я присвистнул. Легенды о свирепости сего диспетчера целым роем ходят по нашему (и не только) отделу. То, что Слингби готов за Алана любому горло перегрызть (причем в буквальном смысле этого слова), знали не понаслышке Сатклифф и Спирс. Поэтому я с жалостью во взгляде посмотрел на этого несчастного.

- Эээээ… Я вижу, вы не знаете, где он. Что ж, спрошу кого-нибудь другого… - с этими словами паренек было развернулся, чтобы уйти.

- Нет, конечно, я знаю. Кстати, я диспетчер Рональд Нокс, но все зовут меня Рон или диспетчер Нокс. Диспетчер Слингби сейчас находится в своем кабинете.
Он вон там, третья дверь налево, - ответил я ему.

- Спасибо! – и паренек унесся в нужном направлении.

Я же продолжил путь в свой кабинет. Ещё издалека я заметил… алое создание, стоящее возле двери кабинета и осматривающегося по сторонам. С перепугу я чуть было не решил, что это – сэмпай Сатклифф дожидается меня, но вовремя вспомнил, что Грелль-сэмпай сейчас на вполне законной отставке. Тогда кто же это мог или могла бы быть? Я не знал, если честно. Но одето оно было практически как сэмпай, за исключением алого, приспущенного на руках, пальто, - вместо него был вполне классический черный пиджак. Когда же я подошел к своему кабинету и это алое нечто обернулось ко мне лицом и растянулось в улыбке, я понял, что это – дочь сэмпая, Натаниэла. Ибо столь острые и ужасающие всех присутствующих зубки могли быть только у Грелля-сэмпая и теперь его дочки. Даже очки, а вернее, оправа – была красного цвета, но простая – прямоугольная.

- Что ж, прошу, стажерка Сатклифф…

- Долорес-Сатклифф. Не надо сокращать мою фамилию, - поправила девушка, сложив руки на груди.

- Грелль-сэмпай разрешил называть по своей фамилии. А разрешение моего начальства, пусть и бывшего, для меня более весомей, чем поправки его только поступившей на стажировку дочки, - ответил я, сверяя записи в своих отчетах с количеством душ в Книге Смерти, которую повсюду таскал с собой.

Натаниэла промолчала, видимо зная, что отец за неподчинение указам своего наставника по головке не погладит. Желто-зеленые глазки стажерки с любопытством рассматривали кабинет, который раньше являлся кабинетом самого Сатклиффа – весь кабинет пестрел различными оттенками красного цвета. Правда, в последнее время я перекрасил его часть в спокойный, светло-зеленый, цвет, дабы не так било по глазам. На рабочем столе находилась куча бумажек, несколько кружек, настольная лампа, несколько обычных перьевых ручек, несколько карандашей, незаконченные отчеты, чья-то фотокарточка… В общем, на столе творился форменный бардак, равно как и у меня в голове. Вторая половина кабинета как была, так и осталась красной. Единственно, что стол был пуст, ибо в последнее время я работал один. Пытаясь справиться с головной болью, всегда надоедавшей после небольшого количества алкоголя, я выпил несколько стаканов простой воды. Краем глаза я заметил, как девушка, усевшись на диванчик, начала читать какую-то книжку. Я, дабы из чисто наставнического любопытства узнать, что она читает, незаметно и еле слышно подкрался и заглянул через плечо. Пробежавшись по строчкам, я с облегчением вздохнул – это был Устав Шинигами, а не какой-нибудь любовный роман, коими взахлеб зачитывается наш секретарский отдел. В общем, я искренне недоумевал – почему Сатклифф решил, что бы именно её поставили ко мне в стажерки? Однако все было впереди…

- Мисс Сатклифф, помогите отнести вот эти книги, - я указал на несколько книг жизни, лежащих у меня на столе, - в Библиотеку Жнецов, - я решил начать с малого.

- Сам относи. Не мешай изучать Устав, - грубо ответила девушка.

Теперь стало ясно, почему. Нрав был точно таким же, как и у Сатклиффа-сэмпая. Нежелание работать плюс неповиновение и фамильярное отношение ко всем, кто старше его.

- Но, мисс Сатклифф, так нельзя! Вы не должны мне тыкать и выполнять все мои указания, - попытался образумить я девушку, но куда там!

Она, отложив книгу, модельной походочкой (от кого понабралась?) подошла и сказала:

- Я надеюсь, что вы, мистер Нокс, сведете наше с вами общение к максимальному минимуму.

От такой фразочки я оторопел. Ведь именно эту фразу я услышал от Грелля Сатклиффа, когда прибыл на стажировку в третий британский диспетчерский отдел департамента «Несущие Смерть». Тогда ещё юный, я наивно полагал, что все диспетчера в отделе исполнительные и трудолюбивые. Но встреча с Сатклиффом разрушила это представление напрочь. Да что говорить, впоследствии и я приобрел одну отличительную черту – я не любил и сейчас не люблю сверхурочную работу.

Однако, не успел я набрать в легкие воздуха, дабы прочитать ей вполне долгую и тягомотную лекцию по поводу её отношения к старшему диспетчеру, как вдруг в кабинет влетел тот самый паренек и, ничего не говоря, юркнул в вместительный платяной шкаф и затаился там. Через пару минут в кабинет влетел разъяренный Слингби с огромным пятном от кофе на рубашке и, остановившись посреди помещения, злобно спросил:

- Где эта пакость?! Где это брюнетистое недоразумение?! Я его придушу! Испортил лучшую рубаху! Отвечай, Нокс - ты его спрятал? - обратился разозленный шинигами ко мне.

- Эрик, сам знаешь, я стажеров не прячу. Но я и не ору на них так, что они ныкаются по чужим кабинетам, - как можно спокойно сказал я в ответ ему.

Краем глаза я заметил, как Натаниэла пытается под шумок смыться.

- Извини Эрик, можешь обыскать весь мой кабинет, но если сейчас моя стажерка свильнет с места стажировки, мне достанется сначала от Алана, а потом и от
Сатклиффа. А извини, я ещё хочу жить, - протараторил я Эрику.

Я не дожидаясь ответа, ломанулся за Натаниэлой, поймав стажерку около двери.

- Пустите! Вы не имеете права до меня домогаться! - девушка принялась освобождать свою руку из моих, но в результате потерпела неудачу и разорвала на мне рубашку.

Не обращая внимания на порванную одежду, я начал то, что хотел сказать:

- А с вами, мисс Сатклифф, будет разговор особый: во-первых, вы обращались к своему наставнику, диспетчеру, на ты, что не предписывается. Во вторых, хамить дома будите, а здесь не сметь даже рта в сторону старших жнеца раскрыть. В третьих, вы должны выполнять все указания своего наставника, в данном случае, мои указания. В общем, пока не исправитесь, Косу Смерти не выдам. Используйте пока свою небольшую Косу Смерти. И чтобы как штык в восемь часов возле моего кабинета. И смените стиль одежды - это все-таки, диспетчерский отдел, а не бордель, - все это я зачел из того же Устава.

Девчонка все время смотрела куда-то мне в грудь.

- Мисс Сатклифф, вы все слышали из того, что я сейчас вам сказал?

- Да, мистер Нокс, - ответила она, оторвав взгляд от груди и смотря уже мне в глаза. - А что это за татуировка у вас на груди? Можно узнать?

- А, это - Шип Смерти. Он появляется у тех жнецов, в которых скопилось много нехороших, ненавидящих, полных отчаяния и злобы, душ. Обычно жертвы Шипа Смерти проживают максимум три года. Когда Шип Смерти дойдет до сердца и пронзит его, тогда бессмертный жнец умрет навсегда... - пояснил я, запахивая рубашку и застегивая её.

- А есть способ избавиться от него? Или те, кто заражен им - уже живые мертвецы? - задала вопрос Натаниэла.

При этом Эрик, обыскивающий мой кабинет, вдруг резко поднялся с колен - до этого он искал стажера под столом.

- Есть, но он официально запрещен во всех Департаментах и диспетчерских отделах по всему миру. Лишь особым приказом от высшего руководства жнецов, коими являются Легендарные Жнецы и жнецы, вышедшие в отставку. Но таких случаев - единицы. Обычно жнецы не доживают положенного срока и умирают, сраженные Шипом, - пояснил Слингби.

- А нам в Академии рассказывали, что якобы нынешний начальник этого диспетчерского отдела "Несущие Смерть" потихоньку вылечивается стараниями некоего Слингби. Якобы этот диспетчер собирает тысячу душ, дабы спасти мистера Алана Хамфриза.

- Вообще, мисс Сатклифф, диспетчер Слингби сейчас стоит перед вами. Это его назначил ваш отец ответственным за сбор этой тысячи душ, - встрял я.

- Вот как? Что ж, приятно познакомиться. А стажер ваш сидит вон в этом платяном шкафу, - девушка указала глазами на шкаф.

Диспетчер Слингби, буркнув "спасибо", вытащил несчастного бедолагу из шкафа за шкирку. В руке стажер держал... секатор?! Но если этот паренек держит в руке Косу Смерти нашего бывшего начальника Уильяма Т. Спирса, то...

- Ты не сын Уильяма Т. Спирса? - спросил я у паренька.

- Да, мой отец - Уильям Т. Спирс. Я его сын - Уильям, - ответил брюнет, вися в руке у Слингби.

- Эрик-сэмпай, опустите его на землю. Он правду говорит. У него даже очки точно такие же, как у нашего бывшего начальника, - сказал я после того, как закончил рассматривать уменьшенную копию мистера Т. Спирса.

- Это что же получается - в отделе обозначаются новые Сатклифф и Спирс? - спросил Эрик, смотря на мисс Сатклифф и мистера Спирса.

- Только на этот раз Сатклифф будет действительно женского рода.

Я привалился спиной к стене. Слишком много событий для одного дня. А ещё сегодня совещание по моему поводу... В общем, я чувствовал, что эта и последующие недели будут нескучными. Тем более мисс Сатклифф, хоть и обладала характером своего отца, но внешность у неё была довольно приятная. Среднего роста, худенькая, с большими, желто-зелеными глазами, аккуратным носом, правильными, чуть всегда улыбающимися, губами, фигуристая, с длинными, убранными в хвост длинной до низа спины, ярко-алыми волосами и острыми, как бритва, треугольными зубками, показывающимися во время улыбок-оскалов... Да ей Смерть, о чем я только думаю?! Я ведь наставник, а наставник не должен быть ветреным. Однако сердце было иного мнения - оно перестало нормально биться.

- Рональд, прекращай стоять с идиотским видом. Через час совещание в конференц-зале по поводу твоего случая. Ты обязан присутствовать на нем, - выудил меня голос диспетчера Эрика Слингби из раздумий.

- А… Да, Эрик-сэмпай, я помню, - ответил я, следя за двумя стажерами. - Эрик-сэмпай, дак что произошло-то?

Слингби, все ещё держа стажера, но на этот раз за рукав пиджака, ответил:

- Сколько раз говорю – не умеешь пользоваться косой смерти – и не пользуйся ей. Этот олух пытался раздвинуть её, - он указал на секатор в руках Спирса-младшего, - и, случайно задев кружку с кофе, опрокинул на меня.

- Но отец рассказывал, что ею легко пользоваться…

- Да, сам Уильям Т. Спирс умел пользоваться этой Косой, - протянул я. – Но тебе все же придется поучиться владеть ею.

- А у вас, мистер Нокс, какая Коса Смерти? – спросила Натаниэла.

- Вот, - я с гордостью вытащил из того же шкафа свою косу. – Вот моя ласточка.

- Так это ж обычная газонокосилка, - удивились стажеры.

- Ничего, вон у Сатклиффа-сэмпая вообще бензопила была, - пояснил я.

- А, отец говорил, что Коса Смерти Грелля Сатклиффа является несанкционированной. То есть, вот она, - брюнет указал на Натаниэлу, которая уселась на край стола, - будет пользоваться косой своего отца?

- А что вас удивляет, стажер Спирс? – спросил я у Уильяма-младшего. – Сатклифф-сэмпай сам напечатал приказ о передаче своей косы смерти своей наследнице через меня. Но пока что она будет ходить со своей старой косой. Как стажер, она своим поведением не заслужила пока что её, - я указал глазами на бензопилу, висящую внутри шкафа.

- А это она и есть? – глаз стажерки Натаниэлы расширились при виде инструмента.

И было из-за чего. Корпус был ярко красным, с двумя ручками, дабы было удобно держать от него - длинное железное основание, на котором была закреплена цепь с острыми зубцами. Кое-где часть их была бурой – на них ещё осталась запекшаяся, старая кровь.

- Да, это и есть бензопила вашего отца, мисс Сатклифф, - кивнул в ответ я.

И тут случилось то, что можно было ожидать: стажёр Спирс, решив вновь проверить свою косу, нажал на какой-то рычажок и…
Что было следом – я осознал через несколько мгновений, оказавшись на полу. Но самое интересное было то, что на мне находилась стажерка Сатклифф.

- Что случилось? – спросил я у девушки.

- Да вот этот недоумок захотел вновь проверить свою Косу Смерти, нажал на какой-то рычажок, и остриё потело в вашу сторону. А я не будь дуррой вас и пихнула из-под его Косы, да только промахнулась и на вас упала, - пояснила девушка, моментально слезая и краснея, как рак.

Я, поднявшись с пола и отряхнувшись, оценил ущерб, принесенный горе-стажером: два стекла в окне, ушиб у Эрика, несколько у меня и одна пара разбитых очков.

- До проверялся, умник? – строго произнес Слингби, смотря на стажера. – И кто оплачивать замену стекол будет?

- Э… Эрик-сэмпай, не надо… Я сам оплачу замену. Другое дело – очки… - я смотрел на треснувшую линзу и оправу. – Эх, придется новые заказывать…

- А что, очки очень важны для жнеца? – спросил Спирс-младший.

- А вам ваш отец не рассказывал? – переспросил я. – Он сам твердил, что очки важны для нас, жнецов. Нужно бережно к ним относиться, иначе они поломаются. У каждого жнеца свои индивидуальные, оригинальные и неповторимые очки. Нам их нельзя терять, так как у нас при рождении очень плохое зрение – жнецы близоруки. И поэтому мы носим их всегда. Они позволяют нам видеть нечто большее, чем могут видеть обычные люди, - пояснил я. – Ну если уж кто-то из жнецов сломает или разобьет свои очки, будучи на задании или на расследовании, то можно и заменить их.

- Ясно… - кивнули оба стажера.

Часы пробили два часа дня.

- Святая Смерть, мы же на совещании должны быть! – я было хотел открыть портал для перемещения, но Слингби меня остановил:

- Пешком пойдем. Ты уже как-то раз забросил нас в будущее. Вы двое пойдете с нами, - произнес он тоном, не терпящим возражений обоим стажерам.

- Да уж полетим, а не пойдем – уже пять минут как совещание началось, - заметил я, смотря на наручные часы и летя по коридору.

Мы как раз успели – совещание не начиналось, так как не было двух экс-жнецов. Однако, Алан уже был. Был и… Спирс-старший.

- Опаздываете, Рональд Нокс, - проговорил он будничным голосом.

- Так из-за вашего отпрыска, мистер Спирс, опоздали, - объяснил Эрик.

- И даже не из-за отпрыска Сатклиффа? – поднял бровь Спирс-старший, смотря сквозь стекла очков на прятавшуюся за мной Натаниэлу.

- Никак нет, мистер Спирс, - ответил я. – Стажер Натаниэла Долорес-Сатклифф ничего не вытворяла пока что. Пока что её коса смерти находится у меня.

- Понимаю, - ответил Спирс, когда мисс Сатклифф миленько оскалилась. – Понимаю, почему именно.

И тут…

- Приветик всем! Грелль Сатклифф явился, дез! – Алая Смерть, подобно ветру, пронеслась в конференц-зале. – Ну что, кого ждем?

- Ещё одного Легендарного, мистер Сатклифф, - ответил Алан, поправляя пиджак – Алая Смерть потискала каждого понемногу.

Я так же приводил себя в порядок, равно как и Эрик с Уильямом-старшим. Свою дочку и отпрыска Спирса он не тронул – при виде секатора Грелль-сэмпай оторопел, а затем отошел на почтительное расстояние. Все ещё живы были в памяти Сатклиффа тычки, побои и просто втыки от начальства этим самым секатором. Минут через десять послышался смех, а потом – грохот чего-то упавшего. Это означало то, что прибыл он – Легендарный Жнец. Хотя после того случая с «Кампанией» я не очень-то и люблю находиться в непосредственной близости с ним, но он был один из руководства, а это значит – слушай и внемли, что тебе говорят старшие. Вскоре вошел он и сам.

- Здравствуйте, Легендарный, - поздоровался с ним Алан.

Спирс лишь кивнул, а Сатклифф даже в его сторону не посмотрел – все ещё были живы в его памяти те же события на «Кампании», когда Легендарный пригвоздил Сатклиффа японскими надгробиями к потолку, а потом устроил охоту на нас и Себастьяна с Сиэлем. И когда я не смог прикончить этого чертового демона-дворецкого. Поэтому атмосфера повисла довольно тяжелая в конференц-зале.

- Здравствуйте, здравствуйте, хе-хе, - улыбнулся Легендарный, смотря на нас, собравшихся в помещении, из-под челки. – Ну что все такие напряженные и кислые? Я понимаю, что Шип Смерти – теперь серьезная проблема для всех шинигами, но не до такой же степени. Надо быть проще…

- Уж куда проще тебя, я не знаю, - ответил Сатклифф. – Но ведь мы здесь собрались, дабы решить судьбу одного из диспетчеров, пораженного Шипом Смерти. Если честно, то я не хочу, чтобы Рональд Нокс скончался раньше окончания стажировки моей дочери.

- Но нужно учесть и то, что ситуация с душами, особенно невинными, очень напряженная, - подал голос Эрик. – Мне приходится отыскивать невинных девушек чуть ли не по всему миру. И это – ради одного Алана Хамфриза. А вы предлагаете в кратчайший срок собрать тысячу душ для ещё одного диспетчера? Я не знаю, как, но я в этом не буду участвовать. Да и ситуация Рональда Нокса патовая. В общем мое мнение таково – отказать в сборе тысячи душ данному диспетчеру.

- Но постойте, коллега, - произнес Сатклифф. – Ведь известно, что невинная душа обладает определенным запахом. Мы его не можем учуять, но могут учуять…

- Я против использования демонов в этом деле, сэр Сатклифф, - произнес Спирс. – Нужен другой способ поиска невинных душ.

- Можно поискать в строгих женских школах… У них уж девушки точно невинны, хе-хе, - вставил свое слово Легендарный, наблюдающий за дискуссией между жнецами. – Или в монастырях.

- Я не спрашиваю, откуда ты это знаешь, - сказал Грелль Сатклифф, - но предложение вполне интересное. Невинные души девушек, содержащихся в строгости – хорошая добыча душ.

- Нет, - возразил я.

- Почему? – удивился Сатклифф. – Объясни-ка, Ронни.

- Это очень и очень легкая для нас добыча душ. Я не хочу, чтобы моя жизнь продлилась от того, что шип был сведен легкодоступными душами девушек из монастыря или специальной школы, - пояснил я. – Вы как хотите, Сатклифф-сэмпай, но я не хочу жить и мучатся из-за того, что ради моей жизни были убиты невинные девушки.

- Тогда я не знаю, диспетчер Нокс… - вздохнул Хамфриз. – Все способы добычи душ мы перебрали. Все – и законные, и даже незаконные. Я в тупике…

- Не надо ничего собирать, - ответил я. – Если шип появился – то мой путь уже закончился.

- Ладно, Ронни, но потом не ропщи. В общем, принято решение оставить все как есть, - подвел итог Сатклифф. – Да и Шип Смерти проявляет себя не сразу.

- А стажировка длиться полтора года. Думаю, что за это время диспетчер Рональд Нокс успеет закончить стажировку Натаниэлы Долорес-Сатклифф, - произнес Хамфриз. – Что ж, на этом моменте можно закончить совещание.

Остальные лишь согласно кивали. А что оставалось делать?..

@темы: Фикрайтерство, Увлечения, Аниме

20:16 

Полукровка (продолжение)

"Главное, остаться самим собой... Навечно." "Кодекс есть закон" "Источник станет испытывать тебя, Джекки..."
Глава первая. Часть вторая. Семнадцать лет спустя или неожиданная встреча или «Спасайся, я заразился Шипом Смерти!»

 

 

С тех пор прошло семнадцать лет. Алан постепенно втянулся в работу начальника нашего третьего диспетчерского отдела, Эрик постепенно собирал тысячу душ, дабы излечить Алана от Шипа Смерти. Увы сейчас времена были не те, что прежде, и поистине невинных и чистых душ было теперь очень и очень мало. Мир за то столетие с лишним буквально погряз в пороках. Поэтому неудивительно, что весь отдел боялся заразиться Шипом Смерти - а теперь, когда грехи буквально царили на земле, не заразиться было сложновато. К сожалению, за эти пятнадцать лет от Шипов Смерти пало несколько трудоспособных шинигами. Похоронив товарищей, Алан издал приказ, согласно которому теперь все диспетчера должны проверяться на наличие Шипа Смерти, а точнее, на наличие небольшой татуировки, возникающей при появлении оного. И теперь уже затрясся весь отдел: ведь никто не знал, у кого может быть эта злосчастная колючка, несущая смерть бессмертному шинигами? И тем же приказом Алан сообщил, что проверка будет в выходные. Ну вот, а я надеялся хорошо отдохнуть. Впрочем, моё здоровье для меня было важнее, и я не хотел становиться жертвой Шипа Смерти. Что ж, выходные так выходные. Тем более мне все равно заняться на них было нечем, а теперь хоть на так сказать профосмотр схожу.


И вот рано утром, в субботу, я стою, прижавшись спиной к стене: не один я такой умный оказался - в коридоре толпился практически весь отдел. И все в один кабинет, дверь которого была украшена табличкой "Проф проверка". Кто там работал - никто не знал. Но все с нетерпением ждали начала профосмотра. Внезапно в другом конце коридора появилось нечто в черном плаще и в капюшоне, накинутом так, что нельзя было и лица различить. Пробормотав что-то типа "простите, извините, пропустите", он, достав из портфеля ключи, отпер кабинет и зашел в него. Весь отдел оживился - судя по всему, это и был тот человек, который должен будет нас осматривать.

- Кто последний? - спросил я у толпы шинигами.

- Я, - подняла руку какая-то девушка.

Странно, я раньше её не видел в нашем отделе... Может быть, стажерка? Но тогда где же её наставник? Иди Алан ещё не успел распределить стажеров по наставникам? Ладно, поживем - увидим.

- Хорошо, я за вами, мисс, - произнес я в ответ.

Время тянулось, словно резина. Впрочем, очередь тянулась так же. Кто-то вылетал из кабинета радостный от того, что Шипа Смерти у него нет, кто-то выползал с понурой головой, и когда у бедолаги интересовались, что случилось, тот молча шевелил губами и все присутствующие принимались жалеть беднягу, у которого появился Шип Смерти. Я провожал радостных таким же взглядом с мыслями «Повезло же!» а вторых с безнадегой в глазах. Ведь для мира жнецов они были уже мертвы – на всех невинных душ не хватит. Но это всё заставляло невольно задумываться: а если и у меня обнаружат этот Шип? Что тогда? Увы, умирать, и умирать окончательно второй раз в своей жизни я не хотел. И, когда малая стрелка замерла на цифре семь, а большая - на цифре двенадцать, тот человек вылетел из кабинета и, закрыв его, сказал:

- Прием окончен. Приходите завтра, - произнес он небольшой кучке жнецов, не успевших пройти профосмотр, среди которой оказался я и та девушка.
Странно, но голос незнакомца показался мне очень знакомым. Этот голос, разрезающий тишину в нашем отделе, я никогда не забуду. Но что здесь делает он? Увы, этого я не знал. Но завтра узнаю - ведь на профосмотр отведены оба выходных.

Тем временем, незнакомец, заметив ту девушку, за которой стоял я в очереди, подлетел к ней.

- Натаниэла Долорес-Сатклифф, ты что здесь забыла? Ты же ещё не жница, а следовательно, у тебя, как у стажерки, не должно быть Шипа Смерти! И где, позволь узнать, твой наставник? - верещало это нечто.

- Грелль-сэмпай?! - произнес с огромным удивлением я.
Незнакомец, оторвавшись от выговаривания девушке, уставился на меня:

- Диспетчер Рональд Нокс?! Ронни, вот так встреча! - взвизгнула бывшая алая смерть. - А я думал, что не встретимся больше, пока меня не попросили проверить наш отдел на наличие Шипа Смерти. А это моя дочь - Натаниэла Долорес-Сатклифф. Собственно, теперь я понимаю, кто возьмет на себя обязанности её стажировки в нашем отделе, - оскалился экс-жнец. - Ты ведь помнишь тот приказ, а, Ронни?

- Конечно, Грелль-сэмпай. Как не помнить! «Приказом от такого-то числа, такого-то года, я, Грелль Сатклифф, назначаю Рональда Нокса, будущим наставником при моей наследнице либо при моем наследнике. Так же передаю в его хранение одну вещь, которую вышеозначенный жнец должен будет передать наследнику или наследнице…» - на память вспомнил я тот приказ.

- Вот и отлично. Что ж, Натаниэла, познакомься - это твой будущий наставник - диспетчер Рональд Нокс, - произнес он девушке.

- Что? Вот это будет обучать меня, как становиться жнецом? Пап, ты наверное, шутишь, - ответила девушка.

- Нет, Натаниэла, я не шучу. Просто Рон когда-то стажировался у меня. И поверь лучше него теперь ты и во всем отделе не найдешь наставника. Так что давай, слушайся во всем Нокса и не перечь ему, - строго произнес Грелль, смотря на дочь.

- Хорошо, папочка. Как скажешь, - вздохнула Натаниэла. - Пааап, а почему мне вчера Косу Смерти не выдали? Ведь я же прошла финальный экзамен! А мне сказали, что "ваша коса смерти находится у одного из диспетчеров"...

- А это тебе твой наставник объяснит, - спокойно ответил своему чаду Грелль.

Желто-зеленые глаза уставились на меня с ожиданием.

- Да, в отделе выдачи не ошиблись. Это я должен передать тебе твою Косу Смерти. Но ты уверена, что сможешь удержать её в руках? - спросил у девушки я.

- А что, она такая громоздкая? - переспросила девушка.

- Не сколько громоздкая, сколько тяжелая... - вспомнив Косу Смерти Грелля, ответил я.

- Да ладно тебе, Ронни... Как будто твоя газонокосилка не тяжелая, - ответил Грелль-сэмпай.

Он что, издевается? Моя Коса Смерти была идеальна. Ну по крайней мере, для меня самого.

- Грелль-сэмпай, вы же знаете, что я не люблю, когда кто-то начинает наезжать на мою Косу Смерти, - сказал я ему в ответ.

- Прости, Ронни. Но твоя газонокосилка старомодна, как не крути, - ответила Алая Смерть.

- Самая старомодная Коса Смерти находится у Легендарного Жнеца, и как не вам, сэмпай Грэлль, об этом знать, - ответил я, держа в руках папку со всей своей медицинской фиготенью.

- Ну ладно, Ронни, не кипятись. Лучше зайди завтра ко мне на квартиру после рабочего дня. Надеюсь, ты помнишь, где она находится? – спросила Алая Смерть, улыбаясь одной из своих самых жутких улыбочек.

Интересно, у его дочки точно такие же зубки? Лично мне не светила перспективка быть покусанным сначала сэмпаем, а потом - его доченькой. Или наоборот… Но это не имело значения. Имело значение лишь то, что с понедельника следующей недели начнется моя головная боль под именем «Натаниэла Долорес-Сатклифф». Ибо судя по характеру разговаривать с окружающими, с ней будет очень тяжело работать. А если прибавить взрывной характер её папаши, готовый разодрать того, кто примется ему перечить… Нет, решено – свою Косу Смерти она получит, как только научится нормально со мной разговаривать. Ибо, хоть она и являлась дочерью наставника, который лет этак на сто пятьдесят старше меня, но теперь я её наставник. И она должна слушаться меня и внимать каждому слову.

- Ладно, Грелль-сэмпай, до встречи. Мне ещё отчет дописать надо – следующая неделя – последний срок сдачи отчетов. А в моем отчете ещё конь не валялся,
не брыкался и не кусался, - произнес я и, помахав на прощанье рукой сэмпаю Сатклиффу, направился на своё место жительства.

На следующий день я был около его кабинета чуть ли не в шесть утра. Постепенно начала подтягиваться та кучка жнецов, не прошедшая профосмотр вчера. Ровно в семь и ни минутой позже, ни минутой раньше (я говорил, что с некоторых пор он стал неистовым трудоголиком?), явился Грелль Сатклифф во всей своей красе, такой, каким я знал его ещё во времена своего стажерства у него. По коридору поползли перешептывания:
- Это же один из Легендарных… - Алая Смерть во всей своей красе… - Говорят, он прикончил около пятидесяти демонов… - А о его Косе Смерти и говорить нечего – она всегда разила цель без промашек… - Ага. А ещё он воспитал прекрасного стажера, ставшего после стажирования вполне прекрасным диспетчером… - послышались женские вздохи.

Я скосил глаза в сторону и точно! За диспетчерами стоял весь секретарский отдел. Странно, они чего тут забыли? Они же не косят души, а лишь занимаются различной документацией, выдачей Кос Смерти и тому подобным? Или просто на профилактический осмотр пришли?

- Диспетчер Рональд Нокс, зайдите ко мне в кабинет для проведения профосмотра, - извлек меня из раздумий голос бывшей Алой Смерти.

Диспетчера вкупе с секретарским отделом воззрились на меня. Девушки – с мечтательным вздохом (я говорил, что я неисправимый бабник, ловелас, Казанова и Дон Жуан нашего третьего диспетчерского отдела департамента «Несущие Смерть» в одном флаконе?), а диспетчера – с восхищением (кажется они догадались, что именно я тот диспетчер, которого воспитал Грелль Сатклифф, он же Легендарный Жнец, он же Алая Смерть). Прихватив папочку с мед. документацией, я скрылся в кабинете.

Войдя в кабинет, я осмотрелся: весь белый, с простой мебелью типа кушетки (а она зачем тут? Вроде Шип Смерти на груди находится, а не в нижних регионах…), письменного стола, нескольких стульев, шкафа с кучей документации, другого шкафа с какими-то скляночками, баночками, пробирочками и прочей посудой, платяного шкафа, этажерки и тумбочки.

- Проходите, диспетчер Нокс. Давайте вашу карту а сами раздевайтесь до пояса, - проговорил совершенно будничным голосом Грелль, что-то строча в какой-то книге, больше смахивающей на амбарную.

Протянув ему медицинскую карту (жнецы тоже болеют и попадают в разные травмоопасные ситуации. Поэтому моя карта с того момента, как я стал стажером у Грелля Сатклиффа, стала распухшей от различного рода записей: от простых ссадин до вполне серьезных переломов), я, сняв пиджак, жилет, галстук и рубашку, опустился на кушетку. Одежда небольшой кучкой лежала рядом, а меня трясло от холодка, пробегавшего по коже. Не, ну вы скажите: кто в январе месяце врубает на полную кондиционер да ещё и в придачу держит одну из створок окна все время открытой? Однако, Алой Смерти это нравилось, поскольку он не дрожал, как осиновый лист, а вполне спокойно делал записи. Закончив строчить в книге, Сатклифф-сэмпай, встав со своего рабочего места, подошел ко мне.

- Встаньте, диспетчер Нокс, и повернитесь на свет. Ничерта не вижу – пора менять очки, - проворчал Сатклифф, поворачивая вставшего меня на свет.

Как и прежде, ногти были покрыты красным лаком, а руки ухожены. От каждого прикосновения я вздрагивал – итак в кабинете холодно, да и ещё руки у него ледяные.

- Диспетчер Нокс, прекратите дрожать, как осиновый лист. И перестаньте вздрагивать при каждом прикосновении! – последняя фраза была произнесена на несколько истерических нотках.

От такого привычного вскрика я вытянулся по стойке «смирно!» и боялся шелохнуться, пока Сатклифф осматривал меня. Через пару минут послышалось неодобрительное цоканье языком.

- Одевайся, Ронни, - со вздохом произнес он.

В голове завертелась самая худшая из мыслей: «Всё-таки подцепил где-то эту чертову колючку! Или…» Я с надеждой воззрился на своего бывшего сэмпая. Он что-то писал в моей карте ,а затем, закрыв её, достал какую-то другую книгу, в разы меньшей той, которая сейчас лежала на его столе. На обложке я заметил три слова: «Shi no toge». «Я труп», - пронеслось у меня в голове, и сознание уплыло в какие-то далекие дали…

- ...Ронни! Очнись! Диспетчер Рональд Нокс, когда мне ждать отчетов, а?! – последний вопль привел меня в чувство.

Я очнулся все на той же кушетке, лежащий головой на собственных вещах. От непривычно яркого света я сощурил глаза, но уже через несколько минут смог нормально смотреть на свет. Рядом сидел побледневший Сатклифф, обмахивающий меня какой-то папкой, название которой гласило: «Зараженные Шипом Смерти». Сознание вновь стало проваливаться во тьму, но…

- Так, отставить обмороки! Четвертый раз уже бухаешься! – вскрик бывшего начальства быстро привел меня в чувства. – Ей богу, как дети! Вчера так вообще хоть плачь, хоть смейся: узнают, что заражены Шипом Смерти, так давай сразу сознание терять! Некоторых по шесть, а то и все десять раз приходилось в чувства приводить! Я понимаю – это смертельно, но не надо так уж чутко реагировать на появление Шипа Смерти! Как актеры погорелого театра! Пресвятая Смерть, хоть ты не заваливайся в пятый раз в обморок! – все это было сопровождено жестами, театральными заламываниями рук и прочей дребеденью. Ну что поделаешь, раз в нем ещё не погибла актриса?

- Э… Сатклифф-сэмпай, так что у меня там? – спросил тихо я у него.

Желто-зеленые глаза с жалостью посмотрели на меня. От этого взгляда у меня внутри все сжалось…

- Я сожалею, Ронни… Но он у тебя есть. Сам убедись, - он подвел меня к большому зеркалу.

Оно беспристрастно отразило нас двоих. На коже, на левой стороне груди красовалась небольшая татуировка, изображающая нечто, похожее на шипы роз. Шипики были небольшие, но их было несколько. Моё сознание уже пятый раз по счету провалилось в небытие…

- Ронни!!! Очнись уже! Прекрати вести себя, как кисейная барышня! – вернул меня в сознание голос Сатклиффа.

Я, вновь лежащий на кушетке, принял полусидячее положение. И тут же принялся вспоминать: где, а главное – при каких обстоятельствах – я заразился этой колючкой? Не, я конечно слышал от сэмпая Сатклиффа, что они образуются вследствие огромного накопления полных ненависти душ (души, как ни странно, мы собираем в себе), но чтобы это произошло со мной?

- Рон, тебе никогда не говорили, что когда ты думаешь, у тебя лицо становится странным? В общем, так, диспетчер Рональд Нокс: сейчас выходите и, не отвечая ни на какие вопросы, идете домой. Я передам вашу карточку с диагнозом Алану Хамфризу, и завтра мы будем решать, что делать. Я не хочу, что бы вы, диспетчер Рональд Нокс, скончались на самом конце стажировки моей дочери. Кстати, как там сам Хамфриз? Сбор тысячи душ идет? – спросил Сатклифф.

- Да, сэмпай Сатклифф. Я позавчера разговаривал с Эриком и тот сказал, что осталось порядка ста душ, чтобы исцелить Хамфриза, - ответил я, одеваясь.

- Что ж, это радует… - Сатлифф что-то строчил в отдельной карточке. – Вот, передайте это через Слингби Хамфризу. И ещё – сегодня вечером жду вас у себя дома, - с этими словами он положил карточку в медицинскую карту и выпихнул меня из кабинета, привычно рявкнув: «Следующий!».

Я со всех ног понесся домой. Уже около самого дома я притормозил, заметив парочку диспетчеров, хорошо знакомую мне: это были неспешно прогуливающиеся Эрик Слингби и Алан Хамфриз.

- Мистер Слингби! Мистер Хамфриз! – заорал я на всю улицу.

Парочка уставилась на меня.

- Чего вам, диспетчер Нокс? – спросил Алан, когда я, в несколько прыжков преодолев расстояние между мной и парочкой, стоял напротив них.

- Вот, вам сэмпай Сатклифф просил передать… - сказал я, достав ту самую карточку.

Хамфриз, взяв карточку из моих рук, начал прямо на улице читать то, что настрочил Алый жнец. В процессе чтения выражение лица нынешнего начальника третьего диспетчерского отдела департамента «Несущие Смерть» несколько раз менялось. Любопытствующий Слингби заглянул в карточку и сочувственно уставился на меня.

- Так… Всё ясно. Завтра в два часа дня пройдет небольшое совещание насчет вашего положения, диспетчер Рональд Нокс. Будут присутствовать я, Грелль Сатклифф, вы, Эрик Слингби и ещё один Легендарный Жнец, - произнес Хамфриз, убирая карточку в из неоткуда взявшийся портфель. – Жду вас в своем кабинете.

С этими словами парочка ушла, а я поплелся к себе домой. В семь часов я уже стоял возле знакомой двери, когда со стороны лестницы послышался стук каблуков и тихая ругань, проклинающая Шип Смерти на все лады. Когда сэмпай Сатклифф, наконец, добрался до второго этажа этого дома, я от скуки считал всех диспетчеров, которых поразила эта злосчастная колючка. По моим подсчетам, она перекосила три четверти всего нашего отдела. Это означало, что всего лишь одна четвертая всего отдела способна без ущерба себе работать.

- А, привет, Нокс… - произнес Сатклифф, отпирая дверь квартиры ключом. – Заходи.

Я зашел вслед за бывшим сэмпаем и огляделся. Даааа, за эти пятнадцать с лишним лет здесь ничего не поменялось…

- Привет, дорогая, - Алая Смерть поцеловала в щеку черноволосую девушку.

- Устал? – спросила та у него, помогая раздеваться.

- Не представляешь, как. Весь наш отдел – истеричка на истеричке, ей-смерть! Слава богу, секретарский отдел чист, как стеклышко, но там свои заморочки – половина оказалась на разных сроках беременности, - рассказывал Сатклифф, пока супруга копошилась на кухне. Сам сэмпай был там же, равно как и я. – Ронни это случайно не ты половину секретарского отдела в декрет отправил? – спросила Алая Смерть, отпивая свежий кофе.

- Сэмпай Сатклифф, мне вообще последние шесть месяцев не до девушек было. Завалов было, не приведи Смерть! То массовые самоубийства, то самолет с пассажирами на борту разбился, то на трассе автобус перевернулся… Забегался, как бобик, а ведь ещё и отчет на все эти безобразия писать! Ладно, демон с этими происшествиями… Но пятьсот человек-самоубийц?! Это ж никаких диспетчеров не хватит, чтобы их всех потом стажировать! – разразился длинной тирадой я, нервно отпивая небольшими глотками виски, которые Сатклифф разлил по двум стопкам.

- Греллюшка, милый, сколько раз мы разговаривали на эту тему… - начала было девушка (видимо, именно это и есть Агнесс – супруга нашей Алой Смерти).

- Агнессочка, мы с Ронни вот уже лет семнадцать не виделись. И поэтому я хочу поговорить с ним тет-а-тет. Поэтому пожалуйста, не мешайся. Приготовила поесть – и иди, смотри телевизор или копайся в интернете, но не мешай нашему задушевному разговору, - оскалился Алый жнец, да так, что его супруга, доготовив, быстро исчезла с кухни.

- Ловко ты с ней управляешься. А вот с дочкой…

- Вот поэтому я и решил её к тебе направить. Совсем отбилась от рук! Нет, в плане учебы она замечательная девочка, но вот характер… Хотя мы с Агнесс отчасти виноваты, что она выросла такой. Рон, пожалуйста, будь с ней предельно строгим. Не давай ей спуску. Я уверен, что ты её перевоспитаешь. А ну брысь отсюда! Подслушивать некрасиво! – последние две фразы были произнесены в сторону дверного проема, где стояла Натаниэла, подслушивающая наш разговор.
Девушка, испугавшись, исчезла оттуда.

- Ну вот что с ней поделаешь! – вздохнул Сатклифф, полностью опрокидывая в себя содержимое стопки.

В ответ я, косясь на дверной проем, выложил ему свою стратегию действий. Сэмпай только одобрительно кивал в ответ. Постепенно мы разговорились, вспоминая времена, когда я стажировался у Сатклиффа, когда сам стал диспетчером, когда сэмпай стал начальником отдела…

Где-то часиков в полдвенадцатого я, раскланявшись, слегка подшофе, побрел к себе домой. Ибо мне предстояло написать как минимум 20 страниц отчета. А это непросто, да ещё и на пьяную голову. Но завтра последняя неделя сдачи отчетов, и я должен был закончить этот отчет как можно быстрее. Но в голову лезли мысли о дочке Сатклиффа. Опять засвербело в груди то самое чувство, которое сейчас было очень некстати. Похоже, я влюбился в дочку своего бывшего сэмпая.

@музыка: Shi no toge

@настроение: охрененное!

@темы: Аниме, Увлечения, Фикрайтерство

21:21 

Полукровка

"Главное, остаться самим собой... Навечно." "Кодекс есть закон" "Источник станет испытывать тебя, Джекки..."
Название: Полукровка
Автор: Кариэлла де Родригес
Фэндом: Kuroshitsuji, The most beautiful death in the world (Kuroshitsuji) (кроссовер)
Персонажи: Рональд Нокс, Грелль Сатклифф, Алан Хамфриз, Эрик Слингби, Уильям Т. Спирс + две мои героини
Рейтинг: PG-13
Жанры: Гет, Юмор, Детектив, Повседневность, POV
Предупреждения: Смерть персонажа, OOC, ОЖП
Размер: планируется Миди, написано 7 страниц
Кол-во частей: 1
Статус: в процессе написания
Описание:
21 век. Сатклифф, дослужившийся до Легендарного жнеца, выходит в отставку и назначает на место начальника третьего диспетчерского отдела Алана Хамфриза. Внезапно, на прощальной вечеринке оказывается, что Сатклифф все то время, пока учил Рональда Нокса, был влюблён в некую Агнесс, с коей сейчас состоит в браке и ждет от неё своего ребенка. В общем-то, вы бы вздохнули: как же, наконец все улеглось. Но что-то странное в этой связи... И я, диспетчер Рональд Нокс, разберусь в этом, даже если пройдет несколько десятилетий!
Посвящение:
Ronny KnoX
Публикация на других ресурсах:
Нигде. Я сама решаю, где и что публиковать.
Примечания автора:
Здесь я представила, что было бы, если бы Сатклифф взялся за ум дослужился до звания Легендарного (мечтать ведь невредно, ведь так?), Рональд стал работоспособней, Хамфриз избавился от Шипа Смерти и стал начальником третьего отдела диспетчерской корпорации "Несущие смерть", а Слингби ему в этом помог, Уильям Т. Спирс был уже давно в отставке.


Глава первая. Часть первая. Отставка

- Как, уходите?! – спросил у своего бывшего семпая я.

- Вот так вот, Ронни… Я дослужился до поста Легендарного жнеца, - Грелль собирал свои вещи. – Бензопилу я оставлю тебе, Ронни. Передашь, может быть, когда-нибудь кому-нибудь… - вздохнул Сатклифф, захлопывая небольшой чемоданчик.

Поясню кое-что. Саткдифф в последнее столетие взялся за ум и начал нормально, а потом и сверхурочно, работать. Я же, скромный диспетчер Рональд Нокс, не терпел да и сейчас не терплю сверхурочных. Так вот. Диспетчер Сатклифф, когда-то бывший моим семпаем, а сейчас просто усердно работающий, каким-то образом дослужившийся до Легенды жнецов, уходил по понятным причинам из нашего родного третьего отдела корпорации «Несущие Смерть». Насколько я знал, Легендарных за всю историю шинигами было несколько, и одним из них являлся небезызвестный Гробовщик, имя которого знало ограниченное число жнецов. А точнее, весь наш третий отдел плюс Академия при отделе. Теперь же диспетчер Сатклифф являлся одним из них, о чем свидетельствовала запись в его трудовой книжке. Странно было другое. Я знал ещё кое-что: если жнец становился Легендарным, то значит, он имел право обзавестись наследником или наследницей. Впрочем, в последнем я сомневался, ибо в Грелле проснулась лишь трудоспособность. Он и на сегодняшний момент оставался, как выражаются у нас в отделе, «голубым». Жницы, коих в секретарском отделе было предостаточно, его не интересовали. И ждать потомства от нашей Алой Смерти даже и не стоило, хоть и сейчас настали не лучшие времена: участились кражи душ, нападения демонов на диспетчерские отделы, нападения на самих диспетчеров. Диспетчера стали умирать, словно мухи. Хоть мы и бессмертны, но нас легко убить. Поэтому наследники были нужны, как никогда раньше. Так вот, о чем это я. Ах, да! Как Легендарный, он просто был обязан воспроизвести наследника или наследницу, а лучше сразу обоих в двойном размере, если вообще образумится и найдет подружку. И да, хоть жнецы очень долго живут, но, вынужден повторить, нас в третьем отделе осталось мало. Да ещё и Сатклифф уходит – а это было теперь равносильно самоубийству: все знают, что после ухода Уильяма Т. Спирса начальником нашего третьего отдела стал именно он. Теперь все замерло: кто станет новым начальством? Прилежный Алан Хамфриз? Спокойный Эрик Слингби? Или же я – бесшабашный, но работоспособный Рональд Нокс? (все-таки верещания Грелля над моим многострадальческим жнеческим ухом возымели свои действия)

Итак, я с грустным выражением лица наблюдал за сборами Алой Смерти. Ах да, забыл ещё одно – Грелль за те годы, прошедшие с исчезновения небезызвестного демона Себастьяна Михаэлиса со своим демоническим господином – Сиэлем Фантомхайфом, позабыл начисто об этом демоне. Да, знаю, звучит довольно бредово, но это именно так. И даже прихлопнул несколько демонов.

- Сэмпай Сатклифф, так кто же будет очередным начальником нашего третьего диспетчерского отдела «Несущие Смерть»? – спросил, наконец, я.

- Что, надеешься на повышение, Рональд Нокс? – усмехнулся Сатклифф, что-то продолжая укладывать во второй чемоданчик.

- Нет, что вы, сэмпай. Просто интересно, - искренне ответил я.

- Тогда какого черта битый час сидишь в моем кабинете и наблюдаешь за мной?! – рявкнуло начальство и нехорошо воззрилось на меня, оскалив зубки.

Естественно, после этой фразы я пулей вылетел из его кабинета, столкнувшись с подслушивающими в коридоре, возле вышеупомянутого кабинета, Аланом Хамфризом и Эриком Слингби. Ну здесь все понятно – никто из этой парочки шинигами не хочет упустить момент зачитки приказа на должность начальника третьего диспетчерского отдела. Хотя мне-то по барабану, кто будет начальником. Я, если честно, не хотел брать на себя такую ответственность, как наш третий диспетчерский отдел. Мне было хорошо диспетчером, и я, чувствую, им и останусь. Через полчаса высунулся Сатклифф и проговорил:

- Читка приказов состоится сегодня после обеда в конференц-зале. Просьба не опаздывать, - строго рявкнула Алая Смерть и скрылась в кабинете.

- Ну что, Рональд, как думаешь – кого Сатклифф-сэмпай назначит новым начальником нашего отдела? – спросил Алан, не спеша куда-то идя (до обеда оставалось ещё час, да ещё и сам обед – тоже час).

- Не знаю, Алан. Но думаю, что это буду не я, а кто-то из вас двоих, - ответил я, указав глазами на Эрика и Алана.

- Это почему же? Вы же тоже в последнее время стали нормально работать, Рональд Нокс… - произнес Алан.

- Неа, это не для меня. К тому же, начальство часто задерживается сверхурочно. А у меня принцип – никогда не работать сверхурочно. Да и к тому же это ответственность, а у меня чувство ответственности развито слабо, нежели у вас двоих, - ответил я, спокойно толкая перед собой газонокосилку.

- Значит, рассчитываешь, что мы с Аланом, а точнее, кто-то из нас, станет новым начальником. Но ты сам знаешь, что у Алана проблемы.

- Да знаю я о Шипе Смерти. Интересно, что скажет Сатклифф-сэмпай, если он выберет Алана Хамфриза начальником третьего отдела, насчет его нынешнего положения? Ведь времени осталось немного…

Поясню и этот момент. Алан Хамфриз, будучи ещё стажером у Эрика Слингби, задумался о смысле смерти и стал жертвой так называемого Шипа Смерти. Он образуется из душ, полных греха и отчаяния, и стремится пронзить сердце. Конечно, есть способ извлечь его, но он противоречит нашему Кодексу Шинигами. Способ этот заключается в том, чтобы собрать тысячу невинных душ. Это я слышал от Сатклиффа-сэмпая, проходя у него стажировку.

- Посмотрим, Рональд Нокс, - ответил Эрик Слингби, поддерживая Алана Хамфриза, зашедшегося в жутком кашле.

Пожав плечами, я ушел в свой кабинет, дабы успеть дописать несколько отчетов до обеда. Но настроение было ниже некуда, и я просто пробездельничал до обеденного перерыва. Во время него я тоже был не в духе, и даже заигрывания девушек из секретарского отдела не подняли мне настроения. Я все же думал: кто станет начальником нашего отдела? Поэтому, в коференц-зал я не шел, а плелся. Меня нагнали Алан и Эрик, и мы уже втроем пошли туда. Зайдя в помещение, мы расселись по свободным местам. В зале было полно жнецов из нашего отдела, сидящих за длинным столом в виде буквы "П" с обеих сторон столов. Кресло начальства пока было свободно – ждали только Сатклиффа. Наконец, немного запыхавшись – видно, что с приказом несколько раз накосячили в секретарском отделе – в помещение влетел он – Грелль Сатклифф с тонкой папочкой в руке, где было видно несколько листков. Весь отдел дружненько пытался встать, но Алая Смерть, заметив это «никому не нужное поднимание», строго зыркнула желто-зелеными очами на весь отдел, и те бухнулись на свои места, как подкошенные.

- Итак, я собрал здесь всех вас, дабы озвучить несколько приказов. Как не прискорбно, но я ухожу из нашего отдела в отставку. А посему одним из приказов, - Сатклифф достал листки и взял верхний из них, - от такого-то числа такого-то года назначаю на должность начальника третьего диспетчерского отдела корпорации «Несущие Смерть» диспетчера Алана Хамфриза согласно Кодексу Шинигами, утвержденному Мэтью Заккарти в одна тысяча двухсотом году. Оформил приказ Грелль Сатклифф, - произнес жнец. – Теперь что касаемо нынешнего положения вышеозначенного жнеца. Вторым приказом я назначаю Эрика Слингби за сбор тысячи душ для излечения Алана Хамфриза от Шипа Смерти. Решение было принято официально на совете высших жнецов, в котором состою я. Третье, что касается Косы Смерти – я передаю её диспетчеру Рональду Ноксу на хранение. За это он обязуется передать её моему наследнику или моей наследнице, - по рядам жнецов пролетел смешок, но тут же утих под грозным начальническим взглядом.

Далее следовали более мелкие приказы – назначения некоторых диспетчеров учителями у стажеров, а так же приказы об увольнении. Голос Сатклиффа звучал буднично. Он как будто тянул время – не хотел расставаться с нашим третьим отделом. Это было видно по его желто-зеленым глазам, уткнувшимся в документы. Они выражали грусть и печаль по поводу его ухода из третьего отдела. Странно, но ещё столетие с лишним назад он был бы рад этому, а сейчас… Да, сейчас Алая смерть была грустна и неулыбчива. Зачитав последний приказ, Сатклифф вздохнул с сожалением, глядя на весь третий отдел сквозь линзы своих очков. Двести с лишним пар точно таких же глаз смотрели на бывшего начальника.

- Что ж. вот и все. Прошу покинуть конференц-зал. Все свободны, - произнес алый жнец.

Диспетчера неспешно покидали помещение, обсуждая приказы бывшего начальства.

- Эрик, Алан и Рональд – жду после работы у себя на квартире, - произнес Сатклифф, когда все остальные шинигами покинули помещение. – Будет небольшая вечеринка по нескольким поводам, - с этими словами алый жнец вышел из зала.

Я, Алан и Эрик вышли следом.

- Ну вот видите, Алан-сэмпай. Вас выбрали нашим новым начальником. Да и ситуация с Шипом Смерти удачно разрулилась, - произнес я, шагая к своему кабинету.

- Не знаю, Рональд. Для меня это очень ответственно. Не знаю, смогу ли я управлять целым отделом жнецов плюс ещё столько же стажеров… - тихо проговорил Алан.

- Да не будь ты рохлей, Алан! Вон же Сатклифф пятьдесят лет был начальником нашего отдела, и что? Съели его, что ли? Со всем ты справишься. Тем более что я буду всегда рядом с тобой, - успокоил ставшего начальником Алана Эрик.

- Возможно вы правы, Эрик-сэмпай, и я стану таким же, как Спирс и Сатклифф… - чуть уверенней ответил Алан.

- И вот что, Алан: перестань называть меня сэмпаем. Ты теперь выше меня, так что по сути, я теперь должен называть тебя сэмпаем.

- Но ведь… - попытался противоречить Алан своему бывшему наставнику.

- Алан! Никаких «но». Теперь ты официально начальник третьего диспетчерского отдела корпорации «Несущие Смерть», и точка! Теперь все должны обращаться к тебе на «вы», - прервал Эрик Алана.

Я наблюдал за этой парочкой. Что ни говори, но это сочетание должно привести наш отдел в нормальное состояние. Незаметно я отделился от этой парочки и побрел к своему кабинету. Войдя в него, я заметил Сатклиффа, стоящего возле окна ко мне спиной (все кабинеты были с одним или двумя окнами в зависимости от количества трудящихся там жнецов).

- Сэмпай Сатклифф? – произнес удивленно я, смотря на Алого.

- Сядь на своё рабочее место, - проговорил алый жнец, не поворачиваясь ко мне.

- Что-то случилось, сэмпай?

Немного помолчав, Сатклифф ответил:
- Да. Мне кое-что нужно тебе поручить.

- И что же? – с долей любопытства спросил у него я.

Жнец, открыв папочку, достал из него лист.

- Читай.

- «Приказом от такого-то числа, такого-то года, я, Грелль Сатклифф, назначаю Рональда Нокса, будущим наставником при моей наследнице либо при моем наследнике. Так же передаю в его хранение одну вещь, которую вышеозначенный жнец должен будет передать наследнику или наследнице…» - прочитал я.

- Я не хочу, чтобы кто-нибудь другой из нашего отдела был наставником при моём ребенке, - пояснил Сатклифф. – А вещь я передам прямо сейчас, - с этими словами он достал из кармана своего плаща небольшую коробочку.

- И что там?

- Так, ничего особенного… Просто фамильное украшение, передающееся из поколения в поколение у нас в семье. И, вне зависимости от того, кто это будет: мальчик или девочка, - ты должен будешь передать это собственноручно.

- Но Сатклифф-сэмпай, почему бы вам самим его не передать?

- Возможно, я скоро исчезну из мира жнецов. Поэтому я решил, что именно ты, как мой бывший стажер, должен это сделать, - рука жнеца в черной перчатке держала бензопилу. – А так же её, - он указала глазами на свою Косу Смерти. – Ты тоже должен будешь передать ей или ему, даже если он или она уже выберут свою Косу Смерти.

- Хорошо, Сатклифф-сэмпай, - кивнул в ответ я, зная, что с психами спорить опасно.

- Ну вот и отлично, - оскалилась Алая Смерть. – Жду сегодня на вечеринке, - с этими словами он, буквально всучив мне коробочку и свою Косу Смерти, вышел из кабинета.

Я остался сидеть, как громом пораженный. Не, ну вы мне скажите – нормально назначать жнеца наставником ещё несуществующего ребенка?! Или, судя по глазам сэмпая, уже существующего… Впрочем, не будем забивать себе этим голову. Надо – значит, надо. Сказано передать, значит, я передам. Только где я всё это время буду хранить эту чертову бензопилу, если моя собственная Коса Смерти в шкаф не помещается, а тут ещё и это… Ладно, придумаем что-нибудь.

После рабочего дня, показавшегося мне вечностью, я поплелся на квартиру к Сатклиффу. По пути встретив Алана и Эрика, а ещё откуда-то взявшегося Спирса, мы вчетвером подошли к двухэтажному зданию, где, по словам алого жнеца, и находилась его скромная квартирка. Дверь открыла невысокая темноволосая девушка, смотрящая все время в пол. Либо затюканная Сатклиффом горничная, либо его предполагаемое обожэ. Но она больше подходила на первый вариант, ибо из коридора донесся счастливый взвизг:

- Уиллииии, ты тоже пришел! – мда, а любовь к бывшему начальнику у Сатклиффа все же осталась.

- Грелль Сатклифф, отлепитесь от меня! – взвыл Спирс, скорее всего, внутренне жалея, что отдал свою косу смерти.

- Ну хорошо, Уилли, только не злись… - заскулил Грелль, нехотя отлепляясь от бывшего начальства. – Пойдемте за мной. Агнесс, не стой на дороге, иди лучше на кухню, - рявкнул бывший начальник на девушку.

- Д-да, сэр Сатклифф, - ответила темноволосая девушка и поспешно ретировалась на кухню.

- Итак, зачем вы пригласили нас четверых сюда? Почему не весь отдел? – спросил Алан.

- Потому что вы самые близкие жнецы. Мы бок о бок работали столько времени, что я попросту свыкся с вашими привычками, - ответил Сатклифф, идя по коридору.

Кстати, помещение было оформлено в его стиле – повсюду был лишь один цвет – красный. Ну, любил Грелль-сэмпай этот цвет с самого своего рождения, похоже. Но по глазам, как ни странно, он не бил. Возможно, все дело было в освещении или ещё в чем-то, но никакого дискомфорта вся наша компания не ощущала. Через несколько минут мы вошли в помещение, которое Сатклифф-сэмпай назвал гостиной. Здесь уже стоял красиво сервированный стол на пятерых, столько же стульев, диван, два кресла, тумбочка под телевизор, стенка, небольшая плазменная панель, колонки, компьютерный стол (да, даже у жнецов были все технические новшества нынешнего века) с таки приличным компьютером. Естественно, все это было цвета свежей крови.

- Что ж, заходите, присаживайтесь, - проговорил хозяин квартиры.

Все расселись по своим местам (точнее так, как было написано на прямоугольничках, лежащих на тарелках). Произнеся пару слов про назначение Алана новым начальником третьего отдела, алый жнец выпил немного вина, причем и вино было красного цвета. Потекли задушевные беседы в нашем тесном кругу шинигами, так хорошо сплотившемся за эти три столетия. Ну и что, что мы были разновозрастными – главное ведь не возраст (мы так вообще бессмертные), а взаимопонимание в нашей компании. Вспоминались различные курьезные случаи из того времени, когда каждый учился в Академии, когда сдавал экзамен с напарником, когда собрал первую душу… Дальше пошли курьезные случаи, когда уже каждый из нас был полноценным жнецом. Здесь, в основном, рассказывал Сатклифф-сэмпай, ибо большинство курьезных случаев происходило именно с ним. Были какие-то истории от Алана с Эриком, мои воспоминания… Потом, как по традиции, речь плавно зашла о девушках. Здесь отличился именно я, поскольку был и остаюсь заправским бабником и ловеласом на весь отдел, который знает об этом. Остальные тоже вспоминали единичные случаи из своей жизни, и лишь Сатклифф-сэмпай был молчалив, как никогда. Ну это было понятно: его основной любовью являлся Уилл, причем начальник явно не разделял любовь своего подчиненного (теперь уже бывшего подчиненного). Сатклифф просто сидел и слушал о незабываемых историях любви, случавшихся с Эриком (до появления Алана), с Аланом (после окончания стажировки у Эрика), даже у правильного до зубного скрежета Спирса нашлась парочка таких историй. И с каждой историей Грелль-сэмпай становился все угрюмее и мрачнее, как будто наши истории ему стали в тягость. Когда Спирс закончил последнюю (на этот вечер) историю, алая смерть смотрела куда-то в окно. Видимо, в его душе творилось нечто, что понятно только ему самому. Может, он и любил когда-то, просто не хочет в этом признаваться. Или… У него есть любовь сейчас, а он просто не хочет знакомить свою избранницу с нами. Оттого и ведет себя, как обычно: весело, по «голубому»… Внезапно вспомнился его приказ. Тааак, скорей всего, он уже с кем-то встречается, или скоро свадьба, или они уже втайне от всего третьего отдела расписались, или эта таинственная незнакомка уже замужем за сэмпаем и беременна от него… Почему-то последний вариант устраивал меня больше, чем все остальные варианты. Ибо его слова «Я не хочу, чтобы кто-нибудь другой из нашего отдела был наставником при моём ребенке» теперь наводят меня на кое-какие подозрения…

- Ноооокс!!! – чей-то знакомый ультразвуковой голос вывел меня из раздумий. – Ты всегда так выглядишь, когда думаешь?

- А? Что? Простите, Грелль-сэмпай, я задумался… - ответил я, отходя от стола к окну, дабы подышать свежим воздухом. – Просто…

- Просто ты гадаешь, кто она, та таинственная незнакомка… - снова привычный оскал.

- Да нет, что вы, Сатклифф-сэмпай, у меня и в мыслях не было… - принялся было заглаживать ситуацию я, как алый жнец прервал меня:

- Пошли, выйдем, поговорим на балконе, - его тон не терпел пререканий, и ваш покорный слуга поплелся за своим семпаем.

- Так что вы хотели сказать, семпай?

- Насчет неё. Она действительно существует. Мы тайно, от всего третьего отдела, расписались. И сейчас она ждет от меня ребенка, - ответил Грелль, смотря на небольшой садик, разбитый прямо под окнами его квартиры.

- Вы о ком, семпай?

- Не надо этого тупого притворства, Нокс. Ты великолепно понимаешь, о ком я говорю, - полу ворчливо ответил хозяин квартиры.

- А, о той девушке, которая открыла дверь и которую вы так грубо послали на кухню? – спросил с любопытством я.

Алый жнец обернулся, буравя меня пристальным взглядом желто-зеленых глаз, а затем так же быстро отвернулся.

- Да, она моя супруга, - буркнул в ответ он. – Мы встречались с ней ещё во время моего наставничества над тобой. Но потом пошла эта кутерьма, и нам пришлось притормозить роман. И только в последние несколько лет мы снова начали встречаться, а потом и расписались по-тихому. А месяца два назад я узнал, что она беременна. И оставил её дома, чтобы не мотылялась везде и всюду… Только Ронни, ты об этом никому – ни-ни.

- Хорошо, Сатклифф-сэмпай, - кивнул я в ответ.

- Тогда, раз я все пояснил, пойдем назад, - проговорил Сатклифф, первым покидая балкон. – И помни: никому из наших, да и вообще всего третьего отдела – ни-ни. Иначе… - он провел ребром ладони по горлу, показывая, что прибьет меня, если я кому-нибудь проболтаюсь.

Я, сдержанно кивнув в ответ, последовал за ним. Конечно, выбалтывать тайны своего бывшего наставника я и не собирался – он и без своей обожаемой бензопилы убить кого угодно может.

После мы ещё немного посидели, выпили за здоровье каждого, немного поболтали… Пришло время прощаться. Для кого-то навсегда, а для кого-то – на пару-тройку лет.

- Прощай, Алан. Прощай, Эрик. Уиллииии, я буду скучать без тебя! – алый жнец на несколько минут повис на бывшем начальстве. - Ронни, ты был замечательным стажером. Что ж, ребята, не поминайте меня лихом! – крикнул Алый нам всем вслед.

Попрощавшись с сэмпаем, я со вздохом отправился к себе на квартиру.

@музыка: Shinigami Song (Kuroshitsuji Musical II "The Most Beautiful Death In The World")

@настроение: настроенная на фикрайтерство

@темы: Аниме, Фикрайтерство

13:38 

Я на фикбуке

"Главное, остаться самим собой... Навечно." "Кодекс есть закон" "Источник станет испытывать тебя, Джекки..."
Теперь мои фанфики можно читать и на фикбуке


"Кариэлла
"Кариэлла

@темы: Фикрайтерство

22:09 

"Главное, остаться самим собой... Навечно." "Кодекс есть закон" "Источник станет испытывать тебя, Джекки..."

Увлеклась сразу двумя отличными аниме: "Тёмный Дворецкий" и "Монохромный Фактор"

Первое оставило легкий налет задумчивости о жизни и смерти, второе - о существующих в этом мире противоположностях.

Есть схожие персы, такие как:

А) Гробовщик (Undertaker) и Широгане (Shirogane)

Оба этих среброволосых красавца - темные лошадки что в манге, что в аниме. Первый даже при раскрытии своего истинного лика остается загадочным, второй таит в себе тайны, хоть тоже раскрылся в манге. Но многое остается нераскрытым лично для меня. Непонятно, почему Гробовщик связался с Сиэлем, почему Широгане остается эгоистом до самого конца. И почему они оба ведут себя скрытно и таинственно до самых последних моментов...

Б) Себастьян и Никайдо Акира-кун

Эти двое поражают своим настроем. И тот, и другой вначале недоверчиво, можно сказать, враждебно относятся к неизвестным им существам, но быстро к ним привыкают. У них хорошая реакция - при желании могут пербить хоть сотню врагов, если рядом находится их господин. Преданны им, хоть иногда и не ожадают некоторых поступков от них. Можно сказать, они хорошо понимают своих напарников-хозяев: Себастьян - Сиэля, Акира - Широгане.

Но по характерам персонажей можно и так сравнить:

А) Грелль Сатклифф и Широгане

Оба испытывают чувства. Причем чувства нежные, этакую влюбленность. Но эта влюбленность остается безответной. Акира не понимает до конца чувств Широгане, Себастьян же попросту не обращает на назойливого жнеца. Но и оба иногда проявляют голубые намеки, что тоже делает их похожими.

Б)Себастьян Михаэлис и Широгане

Оба обожают подкалывать своих подчиненных и господ. Во всяком случае, Акира постоянно злится на то, что Широгане постоянно что-то скрывает от него. А Себастьян усмехается беспомощности Сиэля, когда тот находится в практически безвыходной ситуации. Оба действуют по своему усмотрению, иногда не спрашивая тех, кто от них зависит. Себастьян отлучился в 22-ой серии, когда Сиэль повел себя неподобающе, остановив дворецкого на середине боя. Широгане, ничего толком не объяснив, уходит от ответа в 19-ой серии. Именно нежелание объяснить свои поступки схоже в них обоих.

В общем, будем лучше распознавать персонажей, будем разбираться в их характерах.


@темы: Аниме, Увлечения

21:02 

"Главное, остаться самим собой... Навечно." "Кодекс есть закон" "Источник станет испытывать тебя, Джекки..."
Полностью поменяла аватары, оформление, эпиграф и небольшой юзерпик под названием дневника. Не отчаивайтесь, про ПКМ я не забываю ни на минуту, просто сейчас увлеклась анимешками.

@темы: Оформление, аниме, интересы

20:50 

"Главное, остаться самим собой... Навечно." "Кодекс есть закон" "Источник станет испытывать тебя, Джекки..."
26.09.2010 в 18:39
Пишет +Lupa+:

Гостевая книга Чёрной Жемчужины
Все ж, вдохновишись дурным примером Джулс, тоже решила запостить...
Вещь эпичная и практически легендарная!)))

Многабукав

URL записи

@темы: ржач, смешно,

19:46 

Погода

"Главное, остаться самим собой... Навечно." "Кодекс есть закон" "Источник станет испытывать тебя, Джекки..."
Пипец сегодня утро вышло... - 33 по Цельсию и 240 по Кельвину... Маршруток нихрена нет, пришлось полчаса стоять на остановке... В такой дубарь! Я чуть не околела. Ну по крайней мере, обмерзли пальцы на ногах, щеки и частично ноги. Ненавижу зиму. :depress2: :cold: Но завтра обещают потепление до - 14 по Цельсию и 259 по Кельвину. Надеюсь, что к концу недели температура сползет до -4 ;) :rotate:

@настроение: хреновое

@темы: настроение, погода,

15:49 

"Главное, остаться самим собой... Навечно." "Кодекс есть закон" "Источник станет испытывать тебя, Джекки..."
12.02.2012 в 14:50
Пишет amfitrita-nayada:

15.01.2010 в 21:02
Пишет Хугайда,она же Овётганна:

15.01.2010 в 14:00
Пишет [J]Tineida[/J]:

15.01.2010 в 13:11
Пишет .Черный Кардинал.:


наводим курсор и втыкаем=))


URL записи

Работа остановилась... Я залипла)

URL записи

URL записи

URL записи

@темы: счастье, веселье

11:03 

Совет и Битва глазами Хранителя Кодекса (Special for Ann amfitrita-nayada)

"Главное, остаться самим собой... Навечно." "Кодекс есть закон" "Источник станет испытывать тебя, Джекки..."
Название: Совет и Битва глазами Хранителя Кодекса
Автор: Кариэлла де Родригес
Фэндом: Фанфик по фильму "Пираты Карибского моря"
Жанр: юмор, скетч, POV.
Рейтинг: G
Размер: мини
Содержание: Совет и Битва глазами Хранителя Кодекса. Действие - ПКМ-3, Совет Берегового Братства и финальная битва.
От автора: Спасибо за идею Кате-Ekaterina
Статус: закончен.
Дисклеймер: персонажи принадлежат Диснею, я лишь взяла поиграться

Вот уже который день я нахожусь в Бухте Погибших Кораблей. Да даже не день, не неделю и не месяц, а год. Со дня на день сюда должны прибыть члены Совета Берегового Братства, чтобы решить один важный вопрос, касающийся Ост-Индской торговой компании.

Но вот в Зале Совета послышались шаги. Значит, именно сегодня состоится Совет. А это значит, что опять понадоблюсь я - как никак, я Хранитель Кодекса - свода пиратских законов и традиций. Послышался громкий стук и голос одного из Баронов - Барона Каспия. Ну, а поскольку та комната, в которой в данный момент находился я, смежна с Залом Совета, то мне было все прекрасно слышно. Слышна болтовня остальных баронов, звук драки, устроенной двумя вечными задирами - Баронами Атлантики и Средиземноморья. Звук пистолетного выстрела - похоже, Гектору надоела эта свара между Баронами. Мерная речь сына - барона Вест-Индии:


- ... Les incolocvitus tabule now fragio - остается лишь один выход. Завязать бой... А потом сбежать.

Покачав головой, я усмехнулся. Да-а-а-а, Джекки, так Компания точно захватит всю власть над мировыми водами.
- Согласно Пиратскому Кодексу, объявлять войну и проводить переговоры имеет право только Король Пиратов.
- Ты все выдумал!

Что-о-о-о?! Ну это уже хамство, Джекки! В Кодексе это ясно прописано, я сто раз тебе говорил!

- А вот и нет. Я вызываю Тига - Хранителя Кодекса.

Хоть один разумный и нормально мыслящий человек в Совете нашелся. Я уж думал, обо мне никто не вспомнит. А этому шалопаю я мозги промою после Совета. Будет знать, как наговаривать!

- Шри Сумбаджи заявляй, что это все безрассудство! К чёрту Кодекс! Кому он ну...

Этого я не мог перенести. К чёрту Кодекс?! Да эти индусы там белены объелись, что ли? Впрочем, Шри Сумбаджи и его поданные всегда были несколько неадекватны. Но это не отговорка к тому, чтобы посылать Кодекс к черту. Выхватив заряженный пистолет, я спустил курок из-за угла. Послышался звук падающего тела.

- Кодекс есть Закон.

Покачиваясь от гнева, я сошел в Зал Совета. Прямо не Совет, а сборище баранов. И этих людей я по своей доброй воле шесть лет назад выбрал в Бароны и Баронессы Братства? Иногда мне даже не верится, что именно я выбрал этих людей на эти важные титулы. Взять того же Шеваля, к примеру. И он, и его отец вот уже на протяжении полувека промышляют контрабандой. Однако дохода это не приносит - либо товар окажется порченным, либо корабли по пути попадут в шторм и потонут, либо их поймает военный флот. Или госпожа Чин - ей лучше лишний раз на глаза не попадаться. После неудачного государственного переворота Тихоокеанская Баронесса была очень зла. Ну так как Бухта находится в её владениях, мне приходилось закрывать глаза на её злобу. На глаза попался сынок. Ну-ну, Джекки, сейчас посмотрим, есть ли этот закон в Кодексе или нет.

Раздраженно произнеся:
- Отойди-ка, парень.
Я жестом приказал внести Кодекс. Внесли Кодекс - тот самый свод законов.
Подозвав свистом приблудившуюся откуда-то собаку и взяв у неё из пасти ключи, на удивление остальных о том, как она сюда попала, я ответил:
- На морских черепахах.

Привычным движением руки отперев и сняв замок, я открыл фолиант на нужной странице.
С годами становится труднее искать нужный закон, а их в Кодексе более десятков тысяч. Быстро пробегая взглядом по пожелтевшей странице Кодекса, я искал нужный на данный момент закон. Наконец, он был найден.

- "...Король Братства имеет право на войну и вести переговоры..." Забавно.

Я мысленно вздохнул. Ничего другого я и не мог ожидать от своего отпрыска.
- Короля у нас не было с незапамятных времен и вряд ли он появится.

Хотя у некоторых случаются проблески осознания происходящего. Да, Короля у нас действительно не было... А я виноват, что Совет никак не может выбрать Короля Братства?
- Да, вряд ли...

Я ушел к стоящему отдельно от всего Совета кресла и, сев и взяв в руки гитару, начал наигрывать мелодию. Музыка часто успокаивала и позволяла отвлечься, а иногда не мешать, тому, что творится в Зале Совета. В последнее время от постоянного шума у меня начала болеть голова, да и сам я чувствовал себя нехорошо.

- Почему?
- Король Братства избирается общим голосованием.
- А все пираты голосуют только за себя.

Это было чистая правда. Сколько себя помню, Совет никак не мог выбрать Короля Братства, так как все друг друга хорошо знали и доверить этот титул соседу не хотели. Однако, спускаясь в Зал, я заметил, что место Сяо Фэнга теперь занимает молоденькая англичанка, мисс Суонн. На неё я и возложил большие надежды. Её никто не знает, а значит, эта девочка способна объединить Братство. Нужно было только, что бы кто-то поспособствовал этому. И я даже знаю, кто...

- Требую голосование.

Ну кто бы сомневался. Хотя... Девчонка появилась вместе с сыном. А значит он любыми способами сделает её Королевой Братства.

- Голосуй за Амманда Корсара.
- Капитан Шеваль. Француз-голодранец...
- Шри Сумбаджи, голосуй за Шри Сумбаджи.
- Госпожа Чин.
- Господина Жокар.
- Элизабет Суонн.
- Барбосса.
- Вильянуэва!
На миг повисла тишина. Решающее слово было за Бароном Вест-Индии.
- Элизабет Суонн.

Сыграв несколько другой мотив, я насторожился. Совет зашумел - и это значило, что кому-то выбор не понравился.
- Значит, вы отказываетесь делать так, как велит Кодекс...

Это разозлило меня до такой степени, что лопнула струна на гитаре. Подняв от неё взор, я гневно посмотрел на Совет. В конце-концов, кто тут Хранитель - они или я?

- Ну что ж... Что скажешь, капитан Суонн, Король Совета Братства?

На миг повисла тишина. Все ждали ответа новоиспеченной Королевы Берегового Братства.

- Всем кораблям приготовиться к бою. На заре мы вступим в войну.
- Значитца, вступаем в война!

Заговорил не говоривший до этого Индийский Барон. Я знал, и не спрашивайте, откуда, что Шри Сумбаджи - евнух. Кто-то по дурости решил полезть не в свой гарем, а то, что вышло, можно было созерцать на Совете.

Совет зашумел и стал потихоньку покидать Зал. Однако, нужно было кое с кем поговорить... И как раз этот кое-кто соизволил обратить внимание на собственного отца.

- Ну? Ты выжил... В этом фокус? Чтобы выжить...

Я внутренне усмехнулся. Нет, то, что сейчас произнес сын, было совсем не так. И похоже придется раскрыть одну из простых истин. Отложив испорченный инструмент, я, поднявшись и подойдя к сыну, ответил:

- Фокус не в том, чтобы жить вечно, Джекки. А в том, как остаться самим собой... Навечно.

Я был Хранителем Кодекса уже тогда, когда моему сыну было десять лет. Четверть века я исправно решал возникающие между Баронами и Баронессами споры, проводил, если нужно, дуэли меж ними... А сейчас... Мой век подходил к концу. Вечных Хранителей не бывает - и я это знал. Но весь этот мир Вечность. Может быть, вскоре найдется тот Хранитель, который будет вечным стражем священных пиратских законов. Честно говоря, мне иногда уже и не хочется быть им. Мне было достаточно того времени, что я провел в Бухте Погибших Кораблей.

- Как мама?

Патти... Её не стало три года назад. Она попалась ост-индцам в руки. В Бухту она буквально приползла на подбитой "Леди Удачи". Раны были не совместимые с жизнью. Через неделю она скончалась от кровопотери. Смерть супруги я не мог простить Ост-Индской торговой компании. Я молча протянул сыну небольшой череп.

- Чудно выглядит...

На заре небольшой флот, возглавляемый "Чёрной Жемчужиной", двинулся навстречу неизвестному. По лицам некоторых Баронов было ясно, что они пугаются предстоящей битвы. Нужен был толчок, который сподобит их к битве. И он был. Я слышал с "Трубадура" пламенную речь мисс Суонн, после которой один за другим принялись подниматься на грот-мачтах флаги. Переменился ветер. Впереди флотов образовалась водоворот, в котором закрутились в бое не на жизнь, а на смерть "Чёрная Жемчужина" и "Летучий Голландец". Через некторое время победу одержал фрегат сына. Однако это было ещё не всё. Был разгромлен "Эндевор" и Ост-Индская торговая компания. Патти была отмщена. Совет радовался победе. Улыбнувшись, я отсалютовал шляпой сыну и бросил ее ввысь.


Скрисшоты взяты отсюда: screenmusings.org/AtWorldsEnd/index_20.htm

@музыка: Hanz Zimmer - The Pirate Code, Hanz Zimmer - The Brethren Court

@настроение: философски-задумчивое...

@темы: Пираты Карибского моря, размышления, фикрайтерство

23:34 

Совет и битва глазами одного из бывших Баронов Братства

"Главное, остаться самим собой... Навечно." "Кодекс есть закон" "Источник станет испытывать тебя, Джекки..."
Название: Совет и битва глазами одного из бывших Баронов Братства
Автор: Кариэлла де Родригес
Фэндом: Фанфик по фильму "Пираты Карибского моря"
Жанр: скетч, POV
Рейтинг: G
Размер: мини
Содержание: Совет и битва глазами одного из бывших Баронов Берегового Братства. Действие - ПКМ-3, Совет Берегового Братства и финальная битва.
От автора: решила посмотреть глазами одного из поданных одного Барона, бывшего члена Совета Братства.
Статус: закончен
Дисклеймер: персонажи принадлежат Диснею. Я лишь взяла на время поиграться.
Комментарии: можно оставлять в этой теме.

... Я много размышлял о жизни, стоя около своего сына. Прошедший через огонь, воду и медные трубы, повидавший на своём веку несколько Советов Берегового Братства и сам бывавший Бароном. А теперь... Я адмирал у своего собственного сына. Я наблюдаю за положением дел в его территориальных водах после того, как лично передал титул Барона Братства ему. Сейчас же, слушая ту болтовню, которую несли остальные члены Берегового Братства, я понимал, что оно уже не то, что раньше. Я помнил ещё те времена, когда Береговое Братство объединялось перед лицом опасностей и тогда... Тогда не было таких распрей, как сейчас. Я жил в мире с другими баронами и баронессами. Особенно с теми, чьи территории прилегали к моей. Сейчас же, смотря на задравшихся Баронов и их подчиненных, я с грустью наблюдаю за этим. Тогда и Хранитель был другой, и отношения к Традициям другие были.

- Короля у нас не было с незапамятных времен. И вряд ли он появится.
- Да, вряд ли.
- Требую голосование.

Внутренне усмехнувшись, я смотрел на Совет. Да, кое-кто здесь, может быть, и соображает... Но мало кто. Новая Баронесса Сингапура... Да, эта девушка могла сподобить Совет на большее. Но молодым всегда трудно удержаться в Совете. Это я знал по своему опыту и опыту своего сына.

- Значит вы, отказываетесь от того, как велит Кодекс...

Послышался звук лопнувшей струны. Похоже, Хранителя здорово разозлили, раз даже от его гнева порвалась струна на гитаре.

- Ну что ж... Что скажешь, капитан Суонн, Король Совета Братства?
- На заре мы вступим в войну.

Бароны и Баронессы начали покидать Зал Совета. Поднялся и мой сын, что бы уйти на корабль.

- Подожди, мой мальчик. Присядь, - обратился я к нему. - Послушай своего отца. Много лет назад я добился уважения среди других Баронов. Ну а ты... Вот зачем, скажи на милость, ты полез к этому... выскочке, а?
- Он первый начал, отец. И я не виноват в том, что он начал меня задирать.
- Сын, пойми: нам сейчас не до междоусобиц. Пиратство на грани исчезновения, а ты соседей по территории колошматишь? В твои годы я совсем другим был, - я смотрел со всей родительской строгостью.
Он пристыжено опустил взгляд серых глаз в столешницу.
- Прости.
Я бы ещё кое-что сказал сыну. Ведь наставления лишними не были никогда.
- Выступаем, - произнес Хранитель Кодекса. - Наставления подождут.
- Конечно, капитан Тиг, - кивнув в ответ, я вместе с сыном пошел к кораблям.

"Чаровница" на полных парусах шла за бригантиной "Победительница". Наконец, выйдя на морские просторы, корабли Братства встали в ожидании. Тревожно билось сердце в груди. Тревога нарастала с каждой секундой. Я уже не был уверен, что Береговое Братство одолеет Ост-Индскую торговую компанию. Не хватало чего-то... Но чего?

- Слушайте все... Слушайте!!! - послышалось с флагмана нашего флота. - Пираты ждут, что мы на "Чёрной Жемчужине" поведем их за собой. И что они увидят? Жалкую посудину с перепуганными крысами? Нет, они увидят свободных людей... И свободу! Мы обретем её трудом и потом. Силой, данной нам. Сердец отвагой... Господа... Поднять флаг.
- Поднять флаг!

На душе стало чуть спокойней. Наблюдая за тем, как гордо реют на грот-мачтах флаги Берегового Братства, я улыбнулся. Мисс Суонн вновь вселила в Братство надежду. Надежду на будущее. Но, когда показались корабли Армады... Я увидел на лицах некоторых коллег смятение. Да, я понимал, что это намного абсурдно: небольшая кучка пиратов против великой армады. Но попробовать стоило. Пан либо пропал.

Но вот... Переменился ветер. Впереди меж двумя флотилиями образовался водоворот. Флагманы обоих, так скажем, армад сошлись в этом водовороте. Да, может быть, я несу полный бред, но я это видел даже за десятки миль со своей "Чаровницы".

Не знаю, сколько длилось это сражение меж двумя мощными кораблями, но оно кончилось полной победой нашего флагмана. Затем не подчиняющийся более компании "Летучий Голландец" вместе с "Чёрной Жемчужиной" разгромили "Эндевора". Не знаю почему, но Армада отступила. Это означало только одно: Ост-Индская компания была разрушена. Береговое Братство одержало победу. Теперь оно могло вздохнуть спокойно.

После разгрома компании члены Берегового Братства разошлись по своим владениям. Я отправился вместе со своим сыном в свои владения.

***

Старый пират вынырнул из потока воспоминаний.

- Да, вот так всё и было... - вздохнул он, смотря на внуков.
- Да уж... Папа, оказывается, не только в дуэлях участвовал за честь матери, - удивилась девочка девяти лет от роду.
- Да, ваш отец многое сделал... - пират улыбнулся, вспоминая что-то.
- А как ты думала? - спросил девятнадцатилетний юноша. - Отец не из робкого десятка.
- Ладно, дети. Пойдем, а то опоздаем, - улыбнулся вошедший отец этих двух отпрысков.

С этими словами всё семейство ушло в порт. В том числе и участник тех самых событий.

@темы: Пираты карибского моря, истории, размышления, фикрайтерство

23:31 

Учеба

"Главное, остаться самим собой... Навечно." "Кодекс есть закон" "Источник станет испытывать тебя, Джекки..."
Что ж, начался новый семестр... Куча новых неизвестных преподавателей, от которых не знаешь, чего ждать... У нас потеря - отчислили одногруппника. Впрочем, там было матовой положение... Но я надеюсь, что мы дойдем до конца обучения без потерь в дальнейшем.

@темы: Учеба, ВУЗЫ,

23:27 

Статуэтка

"Главное, остаться самим собой... Навечно." "Кодекс есть закон" "Источник станет испытывать тебя, Джекки..."

Золотой капитан Джек Воробей с мечом в руке высотой 26 см отлит из чистейшего 24-каратного золота и весит 1 кг 800 грамм.
Японская компания Kurotani Corporation, создавшая по лицензии Disney золотого Джека Воробья, представила его на 73-й международной выставке в Токио (Tokyo International Gift Show Spring 2012, TIGS).
Всего планируется выпустить 3 статуэтки «Золотой Джек».
Официальная цена на статуэтку – 36 миллионов йен ($ 466 тыс.).

15:46 

Освобождение

"Главное, остаться самим собой... Навечно." "Кодекс есть закон" "Источник станет испытывать тебя, Джекки..."
Название:Освобождение(моя версия).
Автор: Кариэлла де Родригес.
Бета:нет.
Размер: миди.
Жанр: приключения, романтика.
Рейтинг: PG-13.
Пейринг: Кариэлла/Джек.
Дисклеймер: не претендую на персонажей Диснея. есть парочка своих.
Саммари: продолжение "Необычного знакомства". Кариэлла встречает Джека с той же проблемой - "Эспаньола" и "Чёрная Жемчужина" оказываются в бутылках по милости Тича. Парочка отправляется на один из многочисленных островов, чтобы расколдовать корабли. Что из этого получиться, знает лишь автор этого фика.

Глава 1. Предыстория…
- Чёрт! И надо же ж было так случиться, чтобы этот несчастный свиток с ритуалом пропал именно накануне самого ритуала! – так сетовала 28-летняя пиратка Кариэлла де Родригес, роясь среди бумаг на своём столе.

Дело в том, что со времени расставания с Джеком прошло ровно десять лет. И за эти десять лет случилась одна беда: девушка потеряла то, что связывало её с морем – свой галеон Эспаньолу.
И вот как это вышло.

Три года назад пиратка как обычно пришвартовалась в порту города Тортуги. И не успела она отойти, как на неё налетела ещё одна пиратка.
- Смотри, куда прёшь, кретинка! – зло выругалась Кариэлла.
Та в долгу не осталась:
- Заткнись, идиотка, иначе не видать тебе корабля! - то, несомненно, была Анжелика Тич. Но Кариэлла этого не знала, и поэтому продолжила:
- Ой-ой-ой! Да что ты мне сделаешь, и тем более, моему кораблю?
- Советовала бы сбавить тон, милочка, иначе ты действительно лишишься своего драгоценного кораблика… - сказала Анжелика, осматривая соперницу.
- Да кто ты такая, чтобы угрожать мне, Кариэлле де Родригес? – не на шутку разозлилась Кариэлла.
- Я дочка Чёрной Бороды, Анжелика Тич. И прошу обращаться со мной повежливей… - спокойно ответила Энж.
- Да будь ты самим Джеком Воробьём! Смотри, куда идёшь!
- Вижу, ты не настроена на разговоры… Ну чтож, так и знай: через некоторое время ты лишишься самого дорогого, что у тебя есть… И никто не спасёт тебя… - ответила Анжелика и исчезла так же внезапно, как и появилась…
Девушка благополучно об этой встрече забыла. Но…
Эспаньола шла прямым курсом через Атлантику, как вдруг… Взыгрался шторм. Эспаньолу метало и швыряло на волнах, как щепку. Экипаж убрал паруса, но… Снасти словно бы перестали слушаться. Они вились змеями с мачт, обвивали матросов, канониров, юнг… Одна из них обвила ногу Кариэлле и стоящей рядом с ней дочке Скарлетт. Понимая, что корабль не спасти от напасти, пиратка перерезала снасти и прыгнула в воду вместе с дочкой. Оказывается, не только она одна успела спастись: в воде плавали рулевая Перлита О'Донье и старпом Диего де ла Вега.
Но внезапно корабль стал уменьшаться и удаляться в какую-то сторону. Девушка, держа дочь, проследила за ним… И увидела в десяти метрах от себя корабль. Это была «Месть королевы Анны» а на носу этого легендарного корабля стояла… та самая пиратка Анжелика Тич.
- Ну что, говорила я тебе, что ты лишишься корабля? Говорила. А ты не послушалась тогда меня, нагрубила… Вот и получила за свою грубость по заслугам. Но я не такая уж и жестокая, поэтому я оставляю на твою милость шлюпку, чтоб ты смогла добраться до ближайшего порта, - произнесла пиратка.
Кариэлла была в замешательстве. Но пиратка понимала, что ещё легко отделалась. Ведь её могли попросту убить…
Тем временем, к ней подошла шлюпка, в которой сидели Перлита и Диего. Они помогли капитану и её дочке подняться в лодку. Первой задала вопрос Перлита:
- Капитан, кто эта пиратка?
- Анжелика Тич…
- Ясно… А что вы сделали такого, что она забрала у вас корабль?
- Видишь ли… Я ей нагрубила несколько недель назад… И она мне тогда погрозила… Но я же не знала, что она выполнит своё обещание! – заплакала пиратка.
- Капитан, ну вы как девочка: нельзя быть такой наивной. Вы сами знали, что мисс Тич – дочка знаменитого пирата Эдварда Тича… - покачала головой Перлита.
- Что произошло – того не вернешь… Нам надо найти новый корабль, желательно поменьше «Эспаньолы»… Шхуну или шлюп… - ответила пиратка, укутывая Скарлетт в камзол.
- Верно, капитан. Нам нос сейчас вешать нельзя – иначе пойдём ко дну. А уж корабль найти – плевое дело, не так ли, капитан де Родригес? – спросил старпом, работая веслами.
- С моей удачей можно реквизировать и бригантину. Но пока лучше всё-таки остановимся на шхуне. Она и небольшая, и маневренная… - ответила капитан, держа рулевое весло.
Несколько недель прошло с того момента, как пиратка оказалась униженной и оскорбленной. Они с старпомом и рулевой нашли хорошую шхуну, которую пиратка окрестила потом как «Воробей».

Глава 2. Встреча.
Кариэлла последний раз перевернула каюту вверх дном. Но свиток с ритуалом как будто запропастился, а ведь там были ценные указания к ритуалу… Вздохнув, пиратка вышла из каюты на палубу и посмотрела на горизонт. На нём замаячили очертания главного пиратского порта тех времен – острова Тортуга. Её шхуна «Воробей» шла с богатой добычей золота – на пути корабля случайно подвернулся бриг «Спокойный» с грузом золота, шедший в Ямайку из Гаити. Итог был печален: бриг пошёл ко дну, а золото присвоила себе команда шхуны.
Итак, шхуна «Воробей» приближалась к означенному выше острову, дабы сделать запас продовольствия на следующий месяц их скитаний по Вест-Индским водам. На входе в гавань шхуну обогнал шлюп, название которого Кариэлла успела прочитать: «Ласточка». Кариэлла и прежде слышала об этом шлюпе, появившемся в Вест-Индских водах недавно и начавшим завоёвывать статус самого грозного корабля в этих водах. Но одного пиратка не знала: она не знала, кто капитан этого шлюпа. Но она собиралась это выяснить – вон этот шлюп пришвартовался как раз возле того места, где швартовалась обычно её шхуна. Она встала за штурвал и аккуратно встала на своё привычное место. Пока матросы швартовали шхуну швартовочными канатами, девушка осматривала интересующий её шлюп. Он был сравнительно новый: паруса были белоснежными, на бортах не видно было починки, пушки на верхней палубе блестели…
И вот подали трап. Девушка спустилась и направилась в ближайшую таверну – там, по слухам местных жителей, останавливался капитан шлюпа «Ласточка».
«Ну я тебе сейчас задам, невежда! Будешь знать, как обгонять пиратку Кариэллу де Родригес и её шхуну!» - с такими мыслями вошла она в таверну и с порога громогласно, насколько позволял её голос, спросила:
- Кто капитан шлюпа «Ласточка»?! – и обвела строгим взглядом зал таверны.
От одного столика отделился… «Не может быть! Неужели… Это он…» - удивлённо подумала пиратка. К ней танцующим шагом шёл… никто иной, как капитан Джек Воробей собственной персоной! Пиратка, сохраняя внутреннее и внешнее спокойствие, стояла около входа и смотрела на него. Он подошёл к ней и ответил:
- Ну я капитан шлюпа «Ласточка». А что? Я вас обидел, мисси? – спросил пират, рассматривая девушку. «Неужели… Это… Да быть этого не может! Однако, надо узнать кое-что…» - пролетел ряд мыслей у Джека, словно стайка летучих рыб.
- Конечно, обидели! Вы обогнали мою шхуну «Воробей» на входе в гавань! Никто – слышите, - никто не осмеливается обогнать мою шхуну, так как знает, что трепки потом не избежать! – накричала на него Кариэлла.
- Мои извинения, сеньорита де Родригес. Я не знал, что ты, дорогая моя, опустилась до такого уровня, - саркастически ответил ей Воробей.
- Сам на себя посмотри, Воробей! Где же твоя хваленая «Чёрная Жемчужина»? Почему ты рассекаешь Вест-Индские воды на этом посмешище, хотя должен плавать на своей гордости? – не осталась в долгу пиратка, смотря ему в глаза.
- Возникли некие трудности, но всё путём. Тот же вопрос – где же твоя «Эспаньола»? – ответил вопросом на вопрос пират, отвечая взглядом на взгляд.
- Тебя это не касается, Воробей, - холодно ответила пиратка.
- Так же тебя не касается то, что случилось с моим кораблём, - ответил в таком же тоне пират.
- Идиот. Ты ни капельки не изменился с последней нашей встречи.
- Так же, как и ты, цыпа. Это всё? А то мне надо спешить на один остров… - и пират развернулся, чтобы уйти, как вдруг Кариэлла увидела кусочек торчащего свитка из кармана Воробья. Свитка, который она обыскалась!
- Стой!
Воробей развернулся:
- Ну что ещё, цыпа? Ты недочитала мне морали? Я ими сыт по горло, знаешь ли…
- Я не об этом. Откуда у тебя свиток с ритуалом? – спросила пиратка, пытливо смотря ему в глаза.
- Какой свиток? – принялся было строить из себя дурачка Джек, но пиратка его прервала:
- Вот ЭТОТ свиток, Джек! – с этими словами она вынула у него из кармана свиток.
- А-а-а-а, этот свиток… Нашёл, - недолго задумываясь, ответил Воробей.
- И как же ты его нашёл, если он был у меня?
- Вот так вот, взял и нашёл.
- Проще говоря, кто-то из твоей шайки украл у меня этот свиток и передал тебе. Но зачем тебе он? – пиратка вопросительно смотрела на Джека.
- Видишь ли, Кэрри… Пару лет назад мой шкипер Гектор Барбосса потерял «Чёрную Жемчужину», а через два года я её нашёл у Чёрной Бороды на его корабле… - и не успел он закончить, как пиратка сказала:
- «Месть королевы Анны»… - произнесла она. В памяти пиратки сразу же всплыли события того дня: шторм, взбесившийся корабль, прыжок за борт, «Месть королевы Анны» и … - Анжелика Тич… - произнесла пиратка, сама того не замечая.
- От… Откуда ты знаешь дочку Тича? – заикаясь, спросил Воробей.
- Я перешла дорогу ей… И поплатилась кораблём… Я тоже направляюсь туда же, куда направляешься и ты… - тихо и приглушенно ответила сеньорита де Родригес.
- Ясно… Значит, нас судьба опять объединила вместе, дабы освободить наши корабли? – улыбнулся Джек, обнимая Кариэллу.
- Выходит, что так… - ответно улыбнулась пиратка.
- Но… У тебя же нет бутыли с твоим собственным кораблём, ведь так?
- Да. А у тебя она есть, как я полагаю?
- Правильно полагаешь. У тебя всё? – спросил Джек, смотря в глаза своей бывшей девушке.
- Пока что да, - ответила та, ответно смотря ему в глаза.
- Может, тогда отпразднуем наше… ээээээ… воссоединение?
- А почему бы и нет? – согласилась пиратка, так как стоять она уже устала.
- Тогда чего же мы ждём? – спросил пират, и это было последнее, что помнила пиратка в этот вечер…

Глава 3. Пробуждение.
… Утром Кариэлла проснулась в койке комнаты, что располагалась на втором этаже. Она ничего не помнила из событий прошлой ночи и вечера, да и не мудрено было: они с Джеком выпили, по меньшей мере по две-три бутылки рома. Голова трещала и разрывалась так, что хоть на стенку лезь или по полу катайся – настолько головная боль была ужасна. Но даже это не столько беспокоило девушку, как тот факт, что рядом посапывал Джек. Кариэлла приготовилась к самому худшему – соитию по пьяни. Но… Девушка ощупала себя на предмет одежды. Она была на ней. «А может, это просто я потом укрылась одеждой?» - нервно подумала пиратка. Но нет: одежда плотно прилегала к её телу. Но к головной боли прибавилась ещё и боль в губах: видно, этой ночью у них дошло только до слишком страстных поцелуев.
Девушка попыталась встать с постели, что бы умыться и привести себя в порядок. Но не тут то было: пират так крепко обнимал девушку за талию и прижимал к себе, что пиратка нормально вздохнуть не могла, не то что двинуться! «Была не была…» - подумала пиратка, и, набравшись решительности и смелости, поцеловала Джека в губы. Тот спросоня начал отвечать ей, но, более-менее проснувшись, подскочил:
- Т-ты кт-то? – спросил он.
- Ну здрасте – приехали! Я – Кариэлла де Родригес, твоя экс-возлюбленная!
- Это ясно… А почему мы вместе, да ещё в одной кровати? – спросил пират, держась за голову. Его тоже трепало похмелье.
- Меньше пить надо потому что, Джек!
- Ясно… - пират потянулся за кувшином с водой. Кроме похмелья, у пирата начался сушняк, и пить ему хотелось очень. Он взял кувшин и вылакал его полностью – настолько ему хотелось пить. Кое-как справившись с жаждой, он маленько протрезвел.
- Ну что, протрезвел? – ехидно поинтересовалась пиратка у него.
- Немного, - сдавленно ответил пират.
- Ну ладно. Давай, одевайся: спустимся вниз и позавтракаем, а потом отправимся на тот самый остров, - тихо сказала пиратка, натягивая ботфорты и одевая камзол.
Джек молча проделал то же самое, и они вышли из комнаты и сошли вниз. Немногочисленные посетители удивленно на них смотрели.
- С нами что-то не так? – потихоньку спросила Кариэлла у Джека.
- Почему ты так решила? – так же ответил ей Джек.
- На нас смотрят, как на сумасшедших. А то, что было вчера вечером, я не помню, - тихо призналась ему она.
- Да я тоже не помню.
Парочка неспешно села за столик и заказала утренний завтрак. Пока бармен готовил что-то, они сидели и ждали, коротая врем за разговорами. Как вдруг к ним подошёл кто-то из посетителей таверны и обратился к Кариэлле:
- Вы прекрасно танцуете, сеньорита, - сказал он бархатным голосом.
Парочка пиратов удивленно уставилась на него.
- В смысле? – наконец спросила у посетителя Кариэлла.
- Вы вчера на пару с этим сеньором так отплясывали, что загляденье!
Кариэлла посмотрела на Джека:
- Так вот что вчера произошло… Мы напились и целый вечер и ночь танцевали! – пиратка смотрела на Джека удивленным взглядом.
- Не целую ночь… - встрял посетитель. – Вы станцевали танго, и начали на глазах у всего честного народа целоваться… - уже тише сказал посетитель.
- Вот так номер… - пробормотал про себя пират. Пиратка вопросительно смотрела на него. Посетитель решил исчезнуть, ибо скандала на ровном месте не избежать.
- Ах ты зараза… Опозорить меня решил?! – вскрикнула пиратка.
- Почему сразу опозорить? Ты что, никогда не танцевала по пьяни? – тихо поинтересовался Джек.
- Вот именно, что нет! Спроси у любого – Кариэлла де Родригес никогда не напивается до такого состояния!
- Ты сама согласилась. Я ром в тебя насильно не вливал, ты сама пила, цыпа. Так что нечего спускать на меня собак, дорогуша, - твердо ответил ей Воробей.
- Извини. Я просто раньше никогда так не напивалась… Я берегу честь капитана-девушки… Кто знал, что так получится… - тихо прошептала она, ковыряя вилкой в принесенной барменом яичнице. Девушке был не слишком приятен этот разговор, и Джек это понимал. Он понимал, что причинил ей боль. Не физическую, но духовную. Он затронул её честь.
- Прости меня, Кэрри… Я не хотел, чтобы так вышло… - пират положил свою руку на её руку. – Извини меня… - он виновато смотрел ей в глаза.
Девушка прощающе смотрела в ответ.
- Я тебя прощаю, Джек… На тебя невозможно долго злиться… - ответила она, улыбаясь искренне и нежно. Пират почувствовал внутреннее облегчение: у него словно камень с души свалился. Остаток завтрака они молча сидели, изредка посылая друг другу полные любвви и нежности взгляды.

Глава 4. Путешествие к острову Зеленой Звезды.
Итак, после завтрака парочка отправилась к своим кораблям. По дороге в порт Джек подробно расспросил Кариэллу о ритуале.
- Так, что это за ритуал? – спросил он, шагая в сторону пристани.
Кариэлла вынула свиток из кармана, развернула его и прочла:
- «Ровно в полночь, в полнолунье, на острове сияющего зелёным светом небесного светила, зажжётся магический костёр. Под звуки гитары, два человека: пират и пиратка, любящие друг друга, должны поранить друг другу длани и капнуть кровь на монету и сжечь её в наполненом музыкой костре. После чего бутыли с кораблями растворятся в костре, а на воде близ острова окажутся те самые корабли, заточённые некогда в бутылях.», - прочитала пиратка.
- И это всё? – удивился Джек. – Так просто?
- Не всё так просто, как кажется, Джек. Нам надо успеть на этот остров до полнолуния, а оно будет через четверо суток.
- Хорошо. Но мне кое-что не понятно: что за «остров сияющего зелёным светом небесного светила»? И что значит «пират и пиратка, любящие друг друга»? Где мы их возьмём? – Джек вопросительно уставился на Кариэллу.
- «Остров сияющего зелёным светом небесного светила» - это остров Зеленой Звезды, до него от Тортуги три с половиной дня пути. «Пират и пиратка, любящие друг друга» - это мы с тобой, - спокойно ответила Кариэлла на вопросы.
- Это ясно… Но почему именно мы? Почему не кто-то другой?
- «Примечание, - прочла дальше пиратка, - возлюбленные должны быть капитанами этих кораблей, иначе ничего н получится. Монета…» Дальше неинтересно, - внезапно прервала чтение испанка.
- Что «монета»? Ну-ка дай-ка, - Джек взял из её рук свиток и прочёл дальше, - «… должна быть одним из баронских песо». Так вот почему… - до Джека внезапно дошло. – Вот почему тогда на Совете ни у кого не оказалось их символов власти… Да их просто выкрали ради этого ритуала! Но… Откуда у тебя возьмётся баронский песо? Или ты расчитываешь на меня? Ну да, конечно, я же Карибский барон, - немного раздраженно выпалил пират.
- Я его уже давно достала, не беспокойся. Одолжила, так сказать, у Вильянуэвы… На время, - хитро улыбнулась пиратка.
- Ясно… Да я вижу, у тебя всё продумано, дорогая, - улыбнулся пират, тайком обнимая Кариэллу за талию.
- Стараюсь, капитан Воробей, - в том же тоне ответила Кариэлла, не замечая объятий Воробья.
Так они дошли до причала, где стояли их корабли.
- Ну вот и всё, Джек… Теперь мы встретимся вместе только на острове Зеленой Звезды… - вздохнула девушка, смотря на мачты своей шхуны.
- Ну почему же… Мы можем поплыть либо на твоём, либо на моём корабле… Как хочешь, - ответил он, по прежнему обнимая девушку за талию.
- Джек, со времён нашей последней и единственной встречи прошло десять лет… Ты уж извини меня, но нам не нужно бросаться в омут страсти так сразу. Нам нужно притереться друг к другу, проверить наши чувства… А находясь на одном корабле, мы подвергаемся очень большому соблазну рухнуть в обьятья друг к другу… Находясь же на разных кораблях, мы как бы подогреваем наши чувства такой вот небольшой разлукой… - прошептала она ему, практически касаясь его губ своими.
- Я понимаю это, Кэрри… Просто я думал, что так будет лучше для нас обоих, а не каждому в частности и по отдельности… - пират прижал девушку к себя смотря ей в глаза. Их губы разделяли каких-то жалких три миллиметра… Она чувствовала его дыхание на своих губах, он ощущал её дыханье на своих губах… И вот это расстояние было сломано: они целовались, стоя у шхуны «Воробей». Портовые зеваки, коих много даже на пристани, а не только на самой Тортуге, убрались с этого участка пристани. Ибо это было им дороже. Тем временем, парочка успела насладиться друг другом.
- Кэрри… Можно вопрос, пока мы не отплыли? – спросил Джек у Кэрри, отрываясь от её губ.
- Ну чтож, спрашивай. Я на всё дам тебе ответы, - ответила опьянённая поцелуями девушка.
- Почему твоя шхуна носит название «Воробей»? Ты решила увековечить моё прозвище посредством корабля?
- Да… Ведь я со дня нашей единственной встречи вспоминала лишь только о тебе, Джек… - прошептала пиратка.
- Ясно… - протянул он, проводя рукой по волосам девушки.
- А… Почему тогда твой шлюп носит название «Ласточка»? Ведь у меня не такое прозвище…
- Потому что она быстроходна и юрка, как эта пташка… - ответил ей Воробей. – А какое у тебя прозвище?
- «Кровавая Сеньорита»… - ответила с придыханием пиратка.
- Как красиво… И устрашающе…
- Ну да… - с этими словами Кариэлла выпуталась из его обьятий и нехотя пошла на свою шхуну. Он пожал плечами, пробормоча: «Чёрт вас, женщин, поймёт…» и ушёл к себе на корабль.
Кариэлла, взойдя на корабль по трапу, начала отдавать приказы:
- Суши якорь! Ставь паруса! Курс на остров Зелёной Звезды! – её голос разнесся по всему кораблю, и ничего не делающие матросы бросились кто – отвязывать швартовочные канаты , кто поднимать якорь, кто – ставить паруса… Кариэлла смотрела на слаженную работу матросов, идя по палубе к каюте, где ждала её дочь.
Едва Кариэлла вошла в каюту, как девочка кинулась к матери. Пиратка подхватила Скарлетт и прижала к себе.
- Как хорошо, что у меня есть ты, Скарлетт… - прошептала пиратка, поглаживая девочку по голове. Она была единственным человечком в её беспутной жизни, который радовал её своим оптимизмом. Сама пиратка часто грустила по поводу их с Джеком любви, которую и любовью назвать язык не поворачивался… Так, одна влюблённость, и ничего более.
Тем временем, «Воробей» и «Ласточка» вышли из гавани и взяли курс на остров Зелёной Звезды, который, как уже говорилось выше, был в трёх с половиной днях пути от Тортуги…
По пути к острову не произошло ничего экстраординарного , если бы корабли не угодили бы в ужасающий шторм. И вот как это было.
На утро второго дня их совместного плавания пират вышел на палубу. Была его смена около штурвала, и пират поднялся на капитанский мостик и занял своё место у штурвала. На небе начали сгущаться тучи.
- Видно, быть шторму, капитан Воробей - сказал боцман, стоя около него.
- Да, я вижу. Надо быть начеку: нам нельзя сойти с курса, иначе нам придётся ждать потом три недели…
- Это почему? – удивлённо спросил боцман.
- Полнолуние бывает раз через двадцать один день, или, вернее, через двадцать ночей. Если мы собьёмся с нужного курса, то нам придётся ждать практически целый месяц… А я этого не выдержу. Сообщите капитану «Воробья», что надвигается шторм, - отдал приказ Джек. Сигнальщик с помощью флажков передал сообщение капитану шхуны.
На «Воробье»…
- Капитан! – крикнул старпом Диего де ла Вега.
- Что? – спросила та в ответ.
- С «Ласточки» сигнализируют, что вскоре будет шторм. Мне послать что-нибудь в ответ?
- Да. Ответь, что я буду готова следовать его указаниям… То есть, указаниям капитана Воробья, - исправилась Кариэлла.
Старпом передал слова капитана сигнальщику, и тот просигналил это сообщение капитану шлюпа.
На «Ласточке»…
- Капитан, с шхуны сообщают, что готовы следовать вашим указаниям… - передал сообщение с «Воробья» боцман Гиббс.
- Отлично, - только и ответил пират.
Тем временем, пошёл ливень. Сверкнула молния, загрохотал гром… Волны качали два корабля, как щепки… Ветер неистовствовал… Паруса с обоих кораблей были убраны во избежание их порчи. Среди бесконечного дождя невозможно было рассмотреть очертания впереди идущего корабля, не то что какого-то сигнальщика… Да и как его можно было разглядеть, если корабли шли на приличном друг друга расстоянии? Но их капитаны отважно вели свои корабли, не сбиваясь с курса. Ибо и Джек, и Кариэлла понимали, что если они сойдут с намеченного курса, то им придётся ждать следующего полнолуния… А это время покажется влюбленным очень и очень долгим…
Наконец, через некоторое время начавшийся шторм утих, и Кариэлла, и Джек облегченно вздохнули… Это был третий, и предпоследний, день их путешествия к острову Зеленой Звезды.
Наконец, через полтора дня безопасного, вобщем-то, пути, шлюп и шхуна оказались около острова «зелёного светила», а именно, острова Зеленой Звезды.

Глава 5.Собственно, освобождение…
- Бросай якорь! Сворачивай паруса! Спускай шлюпку! – слышалось то с «Воробья», то с «Ласточки». Шхуна и шлюп бросили якорь неподалёку от острова Зёленой Звезды. Шлюпки были уже готовы к отправлению… В шлюпке с шхуны уже лежали две гитары и ларец, где лежало два ножа и одно испанское «баронское» песо.
Кариэлла шла к шлюпке, когда к ней подбежала её десятилетняя дочь Скарлетт:
- Мамочка, ты куда?
- Скарлетт, я отправляюсь, чтобы освободить мой прежний корабль… - обняла девочку Кариэлла.
- Я боюсь…
- Чего ты боишься? Скарлетт, ты – дочь пирата и пиратки, и значит, ты сама пиратка… А пиратки – они храбрые и ничего не боятся… А дочка испанской пиратки – тем более, - как можно ласково объяснила ей Кариэлла.
- А куда ты отправляешься? И зачем? – полюбопытствовала у мамы дочка.
- На этот остров, - показала на остров Зёленой Звезды мама, - чтобы освободить наш галеон, «Эспаньолу»… - женщина ласково смотрела на свою дочку.
- Мам, а можно с тобой? – спросила у неё Скарлетт.
- Ну не знаю… Надо спросить у твоего отца… А вот, кстати, и твой родной отец, - улыбнулась женщина-испанка, смотря на поднимающегося Джека.
- Кэрри, я жду тебя… - сказал он, ступая на палубу шхуны.
- Папа! – с радостным вскриком Скарлетт подбежала к Джеку. Кариэлла улыбнулась Джеку, поправив выбившуюся прядь. Джек же стоял, немного опешив от такой встречи.
- Джек, это наша с тобой дочь, Скарлетт… - произнесла пиратка.
Воробей улыбнулся и опустился на корточки.
- Маленькая, юная красоточка-испанка… Она вся в тебя, Кэрри… А этот серьёзный взгляд тёмно-карих взгляд…Это уже в меня, - улыбнулся искренне Джек. – Но… Нам надо спешить, дорогая, - сказал он, вставая с корточек, - осталось ровно три часа до полнолуния.
- Джек… Видишь ли… Я не могу оставить Скарлетт одну, - перешла к основной теме разговора испанка.
- Почему? – удивлённо спросил тот в ответ. – Ей вроде уже и не пять лет, а целых десять… И потом – она же будущая пиратка! А если мы, как родители, будем потакать ей, то из неё вырастет губернаторская дочка, а не дочка прославленной пиратки.
- Да, это так, Джек, - кивнула женщина. – Но она и не в том возрасте, чтобы забывать про неё. Я много провожу времени в абордажах, и на её воспитание у меня выпадает очень мало времени… Пусть девочка пойдёт с нами. Зато ей будет что вспомнить потом, когда она вырастет… - пиратка провела по головке своей дочки.
Джек молча выслушал данное объяснение. С одной стороны, девочка – его родная дочь, пусть он её десять лет не видел и не участвовал в её воспитании. С другой – девочке будет полезно узнать хоть что-нибудь из его жизни…
- Хорошо. Но обещай, что не будешь бояться за нас с мамой, что бы ни происходило, - принял он решение.
- Обещаю! – радостно выкрикнула девочка.
Джек посмотрел на неё, на это радостное существо, которое ещё не знает ни боли, ни страданий… И Воробей понимал, что любовь этой девочки – искренняя, непорочная… Пусть она и дочь пирата и пиратки.
- Ладно, тогда чего же мы ждём? – спросил Воробей и, развернувшись, вернулся обратно в шлюпку. Кариэлла вместе с Скарлетт сели следом в свою шлюпку, и две шлюпки поплыли в сторону острова Зелёной Звезды…
Пока они плыли к острову, Джек всерьёз задумался о том, что же будет дальше, после освобождения их кораблей… «Ясно, что надо разойтись – ведь она не может же вечно хранить свою любовь к одному лишь мне? И потом, моя жизнь – вечная свобода, да и её жизнь такая же… Странно, но она сочетает в себе несочетаемое – женственность, коей обладала Элизабет, и воинственность, коей до сих пор обладает Анжелика… Да, она идеал красоты среди пиратов, но надо же и о себе когда-нибудь думать? К тому же, у неё дочь… Даже если бы я остался с ней, что врядли бы произошло, на меня упало бы бремя воспитания собственной дочери… А какой я воспитатель, если я себя иногда веду так, что у окружающих меня людей волосы дыбом встают? Не-е-ет, надо бы будет разбежаться. Только надо объяснить ей это повежливее… Чёрт её знает, ведь может не только пощёчину залепить – она ведь и пристрелить на месте может…» - такие мысли проносились у капитана Воробья по мере того, как они приближались к острову.
Наконец, шлюпки достигли острова. Пиратка вместе с нужным оборудованием для ритуала и дочкой, равно как и Джек, сошли на берег и молча пошли к нужному месту. Каждый думал о своём: Джек – о предстоящем ему нелегком разговоре, Кариэлла – о дальнейшей жизни, а Скарлетт… А Скарлетт ни о чём не думала, ибо ей пока и не о чем было задумываться.
- Ну вот и пришли… - вымолвила Кариэлла, останавливаясь перед кострищем.
- И что дальше? – спросил Воробей.
- Будем ждать полуночи… Осталось совсем немного подождать… - ответила женщина опускаясь на песок. Джек сел рядом, смотря на кострище. В его голове всё копошились мысли по поводу их с Кэрри отношений… Сама Кэрри в это время настраивала гитары, чтоб те звучали в унисон. Скарлетт же следила то за матерью, то за отцом.
И вот… Зажёгся костёр, вспыхнув ярким пламенем в ночи. Кариэлла, взяв в руки гитару.
- Надеюсь, бутыли с кораблями у тебя?
- А как же… - Джек вынул две бутыли и они, вырвавшись из его рук, зависли над костром. Джек, пожав плечами, взял вторую гитару. Тут, словно по волшебству, из открытого ларца ножи вылетели и зависли где-то на уровне бутылей. Туда же, только в центр костра, отправилось вслед за ними и песо. В это время Джек и Кариэлла начали одновременно, в унисон, играть простую мелодию. Звук гитар распространился в ночи, и костёр запылал ещё сильнее, возносясь чуть ли не до самого неба…Заиграв чуть громче, они разом закончили игру на гитарах, и… Их втянуло в огонь. Но недаром огонь был магическим, и пара ничего не чувствовала. Тут по их протянутым ладоням прошлись ножи, и несколько капель алой крови капнули на песо… После чего монета сгорела в костре, и… Вот тут парочку выкинуло из костра, а меж тем стенки бутылей растаяли, и два корабля, освобожденные от оков, поплыли по воздуху к морю, постепенно увеличиваясь в размерах… И буквально через несколько секунд на волнах покачивались два разных корабля: испанский галион Эспаньола и трёхмачтовый галеон «Чёрная Жемчужина».
Джек очарованно смотрел на свою гордость, свою красавицу…
- Наконец то… Наконец-то, ты снова моя… - прошептал он.
Кариэлла осматривала свой корабль.
- Эспаньола… Неужели… Неужели мы снова с тобою вместе? Неужели ты снова моя? – по щекам пиратки потекли слезы. Слёзы радости…

12:33 

Необычное знакомство

"Главное, остаться самим собой... Навечно." "Кодекс есть закон" "Источник станет испытывать тебя, Джекки..."
Название:Необычное знакомство.
Автор:Кариэлла де Родригес.
Беты:нет.
Жанр:роман,приключения.
Размер:миди.
Рейтинг:PG-13
Пейринг:Джек/Кариэлла.
Статус:закончен.
Дисклеймер:на права не претендую.Имеется свой персонаж.
Предупреждение:написано от лица Джека,возможен ООС.
Саммари:Прошлое Джека-неизведанное и таинственное...


Глава №1.Знакомство.

"Господи... Как мне надоел этот карцер..."
Я сидел на каменном холодном полу карцера, смотря на решётку. Вот уже третий день, как я находился в тюрьме Порт-Ройала. Мне было тогда 28 лет, и я не был тогда ловок. Но надо будет выбираться из этого червятника,а то так и сгнить тут недолго.
Я встал и оглядел камеру. Обычная камера: прелая солома на полу, небольшое окошко с решётками, откуда-то взявшаяся скамейка... Я опустился на неё и лёг. Хоть бы немного поспать...
Но судьба решила поиздеваться надо мной. Лязгнули замки камеры; я открыл глаза и исподтишка посмотрел, какого бедолагу упекут на сей раз за решётку. Но судьба приподнесла мне маленький подарок - как я тогда считал.
- Бросай её, потом придёт в себя, тогда допросим, - послышался голос одного из стражей.
- Но когда она очнётся?
- Не знаю. Но наше дело - притащить её в карцер, - голоса смолкли. Дверца карцера закрылась. Я поднялся и подошёл к девушке.
Она лежала на соломе, раскинувшись. Она была по своему красива. Чёрные, как смоль, волосы, тонкие руки, прекрасные черты лица... Я обратил внимание на левую руку: на ней виднелся свежее клеймо ОИтк. "Беккет. Эта морда всегда не любила пиратов." - подумал я, оттаскивая девушку к лавке и кладя юную мисс на эту лавку. "Стоп! Клеймо... Значит..." -подумал я. Она оказалась пираткой.
Я приложил ухо к груди: сердце слабо билось. "Надо привести её в сознание. " - я принялся хлопать девушку по щекам. Она спустя десять минут очнулась. Распахнулись её глаза... И я утонул в них. Тёмно-карие глаза удивлённо смотрели на меня.
- Я где? - спросило это юное существо.
- Вы в тюрьме города Порт-Ройал, - ответил я, садясь рядом на солому.
- А кто вы?
- Я такой же человек, как вы, юная мисс...
- А как вас зовут?
- Джек.
- Кариэлла, - она чуть привстала с лавки.
- Вы испанка?
- Да, я пиратствовала в водах Испании... Пока не отправилась в кругосветное путешествие. Когда я остановилась в этом порту, меня схватили и заклеймили. Во время этого я потеряла сознание, - рассказала эта юная сеньорита.
- Ясно... - я любопытно посмотрел на неё. - А я...Капитан, - невесело усмехнулся я. "Где моя Чёрная Жемчужина? В каких водах её носит? Что с ней делает Гектор?" - подумал я."Капитан," - как фальшиво звучало это слово. Я опять невесело усмехнулся. Какой я джентельмен удачи после того, как у меня увели самое дорогое, что у меня есть в моей жизни - мой корабль, мою драгоценную Чёрную Жемчужину.
- Пират...
- Что, простите?
- Ничего, это я так, - я вынырнул из своих мыслей.
- Чёрт, клеймо... Как оно болит... - эта сеньорита тёрла запястье.
- Не трите! Ещё хуже будет. Я вижу, вы...
- Что я? Пиратка? Да, я испанская пиратка Кариэлла де Родригес, - с гордостью сказала она.
- Подождите ка... Вы та самая Кровавая Сеньорита, о которой слухи дошли аж да Карибского побережья? - я удивлённо посмотрел на сеньориту.
- Да... А вы... Капитан Джек Воробей?
- Да, сеньорита... Хотя... Какой я капитан без корабля?
- Я понимаю вас. Я сама капитан корабля...
- Капитан? Вы? А я думал, что девушки не управляют кораблями...
- Ну почему? Я капитан испанского галеона "Эспаньола", - гордо сообщила она.
Я моментально вспыхнул от счастья. Вот, мой билет из карцера! Но нужно было перетянуть её на свою сторону. Испанцы часто недолюбливают англичан, а ведь я был отчасти англичанином... Но её внешность... Её характер... Я почувствовал, что влюбился в неё...
- Мисс Родригес... А знаете... Мы подходим друг другу... - я улыбнулся и взял её за руку.
- Почему это? - спросила она.
- Потому что я... Испытываю к вам чувства... Смешанные, но чувства... - я старался придать своему голосу уверенности, но не получалось... Она была красива. Она была неким идеалом красоты посреди жестокого мира пиратов... И я преклонялся перед ней. Перед её красотой.
- Но я слышала, что у вас единственная любовь - это море...
- Уже нет... - я смотрел в её глаза. В эти чистые, невинные глаза девушки пиратки. Кто знал, что свяжу свою жизнь с ней? Но этого тогда я не знал...
- Капитан Воробей влюбился? - с усмешкой спросила она.
- Не надо, цыпа... Я испытываю искренние чувства к тебе... - я поднял её и прижал к себе.
- Что вы делаете?! - вскрикнула она.
- Сейчас узнаешь... - шопотом сказал я и коснулся её губ. Её манящих, нежных, мягких губ... Я исследовал её губы, при этом не слишком увлекаясь этим. Я понимал, что это первый поцелуй в её жизни. Каким-то краешком сознания я отметил, что она втянулась и начала требовательно целоваться. "Ну чтож, цыпа, ты сама на это напросилась..." - я впился в эти чувственные губы долгим поцелуем страсти... Она не сопротивлялась мне.

Глава 2.Побег из тюрьмы.

Я перестал её целовать. Всё-таки, нужно было выбираться , а помощи ждать неоткуда.
- Сеньорита Родригес, ваш корабль здесь? - спросил я у неё.
- Да, она стоит в бухте, - ответила она.
Мы бы продолжили разговор, но тут послышался лязг двери.
- Мисс Родригес, на выход! - приказал один из солдат.
Кариэлла взглянула на меня своими тёмно-карими глазами, словно моля о чём-то... Я, подумав: "Была не была!" - кинулся к охранникам, стукнув их хорошенько.
- Кариэлла, хватайте свои вещи и бежим отсюда! Живо! - девушка поняла всё с полуслова. Схватив свои вещи, мы быстро выбежали из тюрьмы. Оклемавшиеся стражники уже бежали за нами.
Свернув в какой-то переулок, она побежала уверенно в сторону леса - ведь именно там располагалась та самая бухта. Я еле за ней поспевал. Сзади послышался топот. "Погоня!" - мелькнуло в голове, и я помчался из-за всех сил за Кариэллой.
Вот мы выбежали в какой-то лесок, пронеслись по нему и оказались в бухте. Там и стоял галеон.
Сев в шлюпку, невесть как оказавшуюся на берегу, мы быстро добрались до её корабля.
- Кэп, наконец-то! А это ещё кто? - спросил боцман.
-Потом объясню. Диего, быстро ставим паруса и уходим отсюда! Трави якорь! Ставь паруса! Курс-на Тортугу! - принялась отдавать приказы она, сама становясь за штурвал.
Уже на выходя из порта по Эспаньоле открыли огонь и было видно, что за нами плывут два корабля, борта которых уже были ощетинены пушками.
- Зарядить орудия! Мы без боя не сдадимся! - крикнула она, пытаясь поймать ветер. Вскоре ей это удалось, и Эспаньола на полных парусах шла всё дальше и дальше от Порт-Ройала.
Наконец, когда и впереди, и сзади было только одно бесконечное Карибское море, она передала штурвал рулевому и спустилась с капитанского мостика.
- Пойдёмте, сеньор Воробей - поговорим в моей каюте, - сказала она, направляясь к дверям своей каюты. Я, улыбнувшись, пошёл за ней. Зайдя в свою каюту, она подошла куда-то и вынула бутылку рома-верную спутницу жизни любого пирата.
Я осмотрелся.Её каюта была богато убрана: кровать, стол, стул, несколько кресел. Над столом - полка с книжками и различными статуэтками.
- Мистер Воробей, будете? - она успела разлить по бокалам ром.
- Конечно, цыпа, - в своей обычной манере ответил ей я, забирая из её рук бокал с ромом и садясь в ближайшее кресло. Она села в противоположно стоящее кресло, положив ногу на ногу.
- О чем вы хотите со мной поговорить, юная сеньорита? - поинтересовался у неё я.
- Я хочу спросить: зачем вы меня спасли? Ведь я вам не нужна - вам нужен корабль, чтобы добраться до Тортуги, а оттуда - реквизировать корабль и уплыть по своим делам.
- Ты права и не права одновременно. Да, мне нужно добраться до Тортуги. Но я не за этим освобождал вас... - я посмотрел на неё своим чарующим взглядом.
- А зачем? - загорелась любопытством она.
- А зачем вам знать об этом? - ответил я ей. "Сейчас, расскажи тебе всё да покажи..."-подумал я, отпивая ром из бокала.
- А всё-таки?
- Цыпа, не забивай себе голову ерундой. Зачем, зачем... Надо - значит, надо, - невежливо огрызнулся я. "В конце концов, могу я иметь свои планы? Я что обязан ей отчитываться?!" - немного раздраженно подумал я, глядя на блики в бокале.

Глава 3.Поцелуй в каюте.

Но тут же в меня полетел кинжал. Я успел увернуться, но кинжал разбил бокал с ромом... Недопитая жидкость вылилась мне на рубашку.
- Эй, ты поосторожней, цыпа! А то так ненароком и убьёшь меня... - я улыбнулся.
- Ещё один звук в пренебрежительном тоне - и вы отправитесь за борт, - отрезала она, отставляя бокал с ромом на стол. Я неспешно потянулся и взял этот бокал.
- Эй! Поставьте на место! - возмутилась она.
- Нет. Ты разбила мой бокал, ты и виновата. Закон пиратской жизни, цыпа... - развёл я руками, вставая с кресла и отходя к витражным стеклам её каюты. Устремив взгляд на стёкла, я улыбался, но не показывал ни раздражения, ни каких-либо других эмоций внешне. Я был спокоен, как море в штиль.
Кариэлла сидела в кресле. Она никак не могла понять, почему же этот человек так разговаривает с ней, грозой Испанского Мэна? Ведь многие мужчины боялись её, а он...
Я всё ещё стоял, спокойно попивая ром из бокала.
- Мисс Родригес, а правда ли то, что ваша красота столь пленяет мужчин, что они сами идут к вам?
- Чуть правды есть. Но в любой правде есть и доля неправды.
- А в чем неправда, а? - я смотрел на блики внутри бокала.
- Я пока не разобралась, но я думаю, что многие мужчины могут контролировать себя. Вот как вы сейчас, дон Воробей. Стоите и смотрите в витражные стёкла, словно меня нет в каюте, - голос девушки звучал тихо и громко одновременно.
- Потому что я научен горьким опытом жизни, цыпа. Есть много женщин, но лишь немногие могут затронуть струны моей израненной души, - ответил я. Послышались шаги,и я почувствовал её руку на своём плече. Я скинул эту руку.
- Дон Воробей, ну зачем вы так? Я пытаюсь вам помочь... - зазвучал её мелодичный голос.
- Мне не нужна помощь, цыпа. И перестань называть меня доном, мне не сорок лет, в конце концов, - в моём голосе снова послышались нотки раздражения.
- Ну ладно, только не сердитесь... - и я услышал всхлипы.
- Крошка, о чём тужим? - спросил я у неё.
- Да толку от того, что ко мне мужчины липнут! Всем одно и то же надо: напиться - и в постель! А я девственность абы кому не хочу отдавать.
"Так вот в чем причина.... Ну чтож, буду с ней поласковей и понежнее, тем более, что у меня тоже были неполадки с девушками..." - подумал я, обнимая ласково её за плечи.
- Я не такой.
- Все вы не такие. Докажи, что любишь меня.
- И что же я должен сделать для тебя, цыпа? - поинтересовался я у неё.
- Ну для начала - не смотреть на меня таким раздевающим взглядом.
- Цыпа...
- Во вторых. Убери из лексикона слова "цыпа, крошка" и иже с ними.
- Но...
- И не перебивай, если хочешь меня добиться! - повысила голос она, и я замолчал.
- Ладно, ладно, молчу, - ответил я.
Послышались её шаги - она отошла от меня и села в кресло. Нехотя развернувшись, я прошёл до другого кресла и, не замечая на себе её взглядов, сел в него.
- Так куда же мы отправляемся, цы... То есть, сеньорита, - исправил я, держа в голове одно из правил этой юной мисси.
- Я же сказала - на Тортугу, - ответила она мне, отчего-то пристально разглядывая меня. Таких взглядов я в жизни ещё не встречал - как-то не доводилось. Но об этом я не смел сообщить юной сеньорите, предполагая, что за такие замечания немедленно полечу за борт. А быть сожранным акулами не хотелось, и я сохранял ту долю вежливости, что осталась у меня с тех пор, как я стал капитаном Чёрной Жемчужины.
- И зачем же? - с лёгкой улыбкой на лице спросил я, отпивая из бокала.
- Что бы высадить вас там, - отрезала она, отчего я поперхнулся ромом.
- Но почему, сеньорита? Разве я вам не по душе? Или я чем-то вас обидел? - спросил я мягким, бархатным голосом.
- Мистер Воробей, поймите, дело не в вас. Дело даже не в том, обидели ли вы меня или нет, по душе ли вы мне или нет. Дело в том, что я помолвлена с одним пиратом с самого рождения, а значит, я не имею права полюбить кого-либо ещё! А тот пират, с кем я помолвлена, мне противен! Я ненавижу его! Я его не люблю! Но его родители настояли, что бы я и их чадо, Джонатан Грей, были помолвлены и потом повенчаны. Я его не люблю. Знаете, капитан, когда вы сказали тогда, в камере, о своих чувствах, я сначала посчитала, что вы просто подбивали клинья, дабы переспать со мной. Но сейчас я понимаю, что люблю вас... - тихо окончила она, плача. Я встал, оставив бокал с ромом на столе, подошёл и обнял её за плечи, глядя в заплаканные глаза пиратки.
- Ну - ну, не плачьте, мисс Родригес, - улыбнулся ей я, беря её за руку и всё ещё глядя в её тёмно-карие глаза, - Всё будет хорошо... Я не дам вас в обиду... И не позволю выдать вас замуж за какого-то там Грея, - я поцеловал её тонкую ручку. Тоненькие пальчики этой сеньориты немного дрожали, как и сама она. Но она была прекрасна. Особенно в полутёмном освещении каюты, когда тени ложаться причудливыми узорами...
- Такая красавица, как вы, не должна страдать из-за своей нелюбви к другому... Так что... С этого момента... Я буду вашим возлюбленным... - с придыханием сказал я, становясь на колено и всё ещё держа её ладонь в своих руках. Её глаза повеселели, и она произнесла радостным голосом:
- Это хорошо, даже отлично, Джек! Я вам так благодарна...
- Не надо благодарностей. Для меня благодарность состоит в том, что я вместе с вами...
- Джек..
- Что, мисс?
- Обращайся ко мне просто: Кэрри. И давай всё-таки перейдём на ты, надоело уже друг другу выкать.
- Давай, любимая... - я глядел в её глаза, она смотрела в мои...
Внезапно она нагнулась и... Я почувствовал нежный поцелуй её губ на своих губах. Я ответил на этот поцелуй, аккуратно поднимаясь и поднимая её. Она обняла меня, я обнял её за талию... Мы стояли и целовались посреди её каюты...
Но послышался стук в каюту. Она прекратила целоваться и отошла от меня.
- Войдите, - сухо сказала она.
В каюту вошёл её боцман.
- Капитан де Родригес, с вами всё в порядке? - обеспокоенно спросил боцман.
- Да, дон де ла Вега, со мной всё в порядке. Что-то ещё хотели? - спросила она так же сухо.
- Нет, ничего, капитан. Позволите идти?
- Идите, - сухой тон Кариэллы навёл меня на мысль, что команду она держит в ежовых рукавицах.
После того, как боцман покинул каюту, я сел обратно в кресло. Однако, Кариэлла не села прежнее своё место, а села на подлокотник кресла, где сидел я.

Глава 4."Униженный и оскорблённый жених."

Но тут ворвался её боцман.
- Капитан, прямо по курсу - "Гроза Морей"! - глаза боцмана были обезумевшими.
Кариэлла подскочила с подлокотника.
- Джонатан... Это он... Он убьёт вас! Вам нужно спрятаться! - она заметалась по каюте. Я встал и поймал её, прижав к себе.
- Успокойтесь, сеньорита де Родригес. Даже если мне придётся драться за вас - это будет высокой честью для меня, сеньорита де Родригес... - я смотрел в её глаза. - Я не брошу вас... Не дам в обиду... Какому-то Грею...
- Джек, ему двадцать пять лет! Он ловчее тебя!
- Ну и пусть! Кариэлла, я не позволю ему использовать вас в своих целях, - заговорил я быстро, обжигая ей своим дыханием её губы.
- ДЖЕК, ОН УБЬЁТ ТЕБЯ !Он занимается фехтованием с самого детства, он очень меток в стрельбе!
- Не волнуйся, Кариэлла, я тоже не профан в фехтовании, да и с глазомером у меня всё в порядке. К тому же, я старше его и я всё таки барон в этих водах... - я всё ещё держал её, прижав к себе.
- Капитан, позвольте представить: ваш жених, капитан Джонатан Грей! - сообщил боцман. Я еле успел отойти от Кариэллы, как дверь каюты открылась и в каюту вошёл он.
Я осмотрел его с ног до головы. "Теперь я понимаю, почему он не понравился сией девушке. Ну и урод, каких мало..." - с пренебрежением подумал я.
И действительно, красотой Джонатан не блистал. Ростом он был ниже, чем я. Телосложение не блистало стройностью - скорее, наоборот. Он был толст, аки боров из свинарника на Тортуге. Глаза, а точнее, глазки, были похожи поросячьи. На дне этих глазок плескалось что-то нехорошее, это я знал точно. Манер тоже особых не было, но тут уж я не стал сравнивать себя и его, так как сам забыл половину манер. Но общее впечатление он производил, мягко говоря, противное.
Он пристально посмотрел на меня.
- А это что за чучело патлатое? - пренебрежительно спросил он у Кариэллы.
- На себя посмотрели бы, мистер Грей, - ответил я ему спокойно.
- Да кто вы вообще такой?!
- Не кричите, мистер Грей. Я старше вас, и знаю, что находиться в каюте чьей-то невесты - нельзя. Но так же я знаю, что насильно связывать себя с кем-то узами брака - тоже нельзя, это противоречит законам любви...
- Да иди ты к Джонсу! Что хочу - то и делаю, и ты мне не указ! - и он насильно обнял Кариэллу и начал целовать её. Она забилась в его руках.
- Отпусти её, - послышался щелчок взводимого механизма пистолета и я наставил на Джонатана его.
- ЧТОООО??!! Да как ты смеешь мне указывать!
- Потому что я пират.
- Я тоже пират, но не позволяю тыкать в других пистолетом.
- А я не позволю издеваться над юной сеньоритой.
- Это вызов?
- Это предупреждение, - спокойно ответил я.
Он нехотя отпустил её, и она пронеслась и прижалась ко мне, ища защиты.
- Аааа, так вот в чём дело, мистер... Она влюбилась в вас... Но я всё равно женюсь на ней.
"Ага, так я тебе и позволил это сделать," - спокойно подумал я.
- Тогда если Кариэлла не достанется мне, пусть не достанется она и вам, - он наставил на девушку пистолет. Немного помедлив, он выстрелил, но этого времени хватило, чтобы я смог оттолкнуть её и встать самому... Этого хватило бы, чтобы свалить в обморок юнгу, но я то не юнга? Я лишь негромко застонал от боли, прошившей моё плечо. Наспех оторвав от своего кушака кусок ткани, я приложил его к плечу, дабы не закапать кровью пол каюты. Пуля попала в плечо и прошла насквозь. Мой пистолет упал, но сабля всё ещё была со мной.
- Защищайтесь, мистер Грей, - я вытащил саблю и без предупреждения напал на него. Тот не успел среагировать, и лезвие прошлось по плечу. Брызнула кровь. Я нанёс ему небольшой урон, но тот корчился, словно я ранил его в живот.
- Вот видите, мистер Грей, вы ещё юны для стычек с матёрыми пиратами... - сказал я с легкой иронией в голосе, вытирая саблю о него же.
- Да иди ты к Кракену, кретин, я всё равно не дам её тебе, - прошипел Грей.
- И как же? Ещё пару таких ранений - и вы умрёте. А мне бы не хотелось, что бы Гроза Морей лишилась капитана, - ответил я. Кариэлла дёрнула меня, и я отошёл к ней.
- Что, любимая?
- Джек, ты можешь, убив Грея, стать капитаном Грозы Морей!
- Тебе не приятно моё общество?
- Нет, приятно, но ведь...
- Ведь я хочу быть с тобой рядом... А Грей пусть сам подумает, прежде чем соваться к пирату, - ответил ей я, легонько обнимая за талию.
- В таком случае тебе надо обработать рану...
- Ах, да... О ране то я и забыл. Мистер Грей, вы можете быть свободны, - кинул я неудачливому капитану. Тот, сплюнув, удалился.
- Ну вот опять мы одни с тобой, Кариэлла... - улыбнулся я.
- Давай я всё-таки обработаю тебе рану, - с лёгкой улыбкой ответила она. Я кивнул и, сняв жилет и рубашку, сел на стул. Девушка в это время достала бинт, вату и ром(вместо спирта). Смочив вату ромом, она протёрла место, где произошло ранение. Немного жгло, но что бы не пугать юную мисс, я произнёс мысленно все ругательства, которые знал. Наконец, она закончила бинтовать. Я вновь одел старую рубашку и жилет. "Странно, что она вообще ни слова не проронила о том, что творится на моей спине."
- Ну вот и всё, - вновь улыбнулась она.
- Спасибо тебе, Кэрри, - я благодарно поцеловал её в щёку.
За стеклом витражных окон каюты темнело. Встал вопрос: где спать мне? Спать с девушкой я не имел права.
- Не беспокойтесь, - усмехнулась она, вешая на потолок каюты гамак, - вот на время, пока не найдёте свой корабль.
- Спасибо и на этом, Кариэлла, - ответил я, забираясь в гамак. Она скинула жилет,и, отпив из стоящей рядом початой бутылке рома, легла на кровать. Я внутренне усмехнулся, глядя в потолок каюты. Гамак качался равномерно качающемуся на волнах галеона. Это действовало на меня, да и не только на меня, убаюкивающе. И через несколько минут и она, и я уснули.

Глава 5.Утро встречает… Абордажем.

И вот утро. Сквозь стёкла витражных окон каюты пробивающийся луч солнца упал на спокойно спящую Кариэллу и на меня. Она потянулась и открыла глаза. Это утро было бы чудесным, если бы не одно обстоятельство…
Корабль резко содрогнулся, отчего я упал с гамака. Я посмотрел на испанку - она не понимала, что происходит.
- Кажется, на нас напали… - предположила она.
Тут в каюту ворвался боцман.
- Капитан!" Гроза Морей" атакует Эспаньолу по правому борту! - сообщил он, отдуваясь.
Она подскочила с постели.
- Зарядить пушки! Без боя не сдадимся! - прокричала она, быстро, переодевшись. И вот предо мной стоит уже не заспанная девушка, а грозная испанская пиратка, которая прославилась своими нападениями на другие корабли.
- Ну что же, мистер Грей, вы хотите бой? Вы его получите! - воинственно воскликнула она, вынимая шпагу.
Я ринулся за ней - не хотелось бы, чтобы её убили. Я дорожил её жизнью в этом бою, так как понимал, что если её убьют, то я не выживу сам. Ибо не будет смысла жить…
И вот на просторах величественного и опасного Карибского моря разыгралась битва меж двумя кораблями. Великолепно вооруженная Эспаньола против быстроходной Грозы Морей… Галеон и бригантина… Испания и Англия… Два совершенно противоположных корабля, два противоположных человека… Я не мешкал в этом абордаже. Я всё время следил за юной пираткой Кариэллой, дабы её никто не покалечил.
Но не всё так хорошо, как хотелось бы мне. На момент я потерял её из виду, и в следующий миг я заметил, как Гроза Морей стремительно отходит от Эспаньолы.
Матросы протянули мне записку. Я развернул её.
"Мистер Воробей.
Я похитил Кариэллу. Через пять дней я женюсь на ней, и вы не сможете мне помешать. Я доберусь до её девственности.… И вы мне не помешаете.
Капитан Джонатан Грей"
Я стоял в ступоре.
"Нет, нельзя ни за что этого допустить. Я не позволю этому гаду добраться до её сокровища.… Ни за что!" - раздражённо подумал я, ходя по палубе. Матросы следили за передвижениями по палубе.
- Это вы во всём виноваты. Не будь вас, Кариэлла сейчас не сидела бы в плену у капитана Грозы Морей, - выступил боцман.
- Это так, не спорю. Но… - я прошёлся перед матросами, - Кто спас вашего капитана, пока вы, жалкие корабельные крысы, сидели здесь? Ведь именно я не дал на растерзание Ост-Индской торговой компании вашего капитана, - объяснил я боцману.
- А вы таки знаете, что происходит с пиратами?
Я впал в воспоминания….

…17** год, Порт-Ройал.

- Я не буду перевозить рабов, - сказал я, стоя в порту.
- Мистер О'Ши, я в последний раз вам объясняю: таков приказ Ост-Индской торговой компании. И как порядочный законопослушный гражданин, вы обязаны подчинятся закону.
- Знаете, мистер Беккет, мне это надоело. Я больше не могу терпеть. Я долго терпел ваши издевательства надо мной и другими капитанами кораблей. Всё. Надоело. Я больше не подчиняюсь вам и вашей компании, так и знайте, - тогда я не осознавал, что говорю.
- Хорошо, мистер О'Ши. Заковать и заклеймить его, как дезертира, изменника и пирата, - приговор прозвучал твёрдо.
Я помню этого ужасного человека, правую руку Беккета - Мерсера.
- Именем закона вы, капитан Джекоб О'Ши, обвиняетесь в измене, дезертирстве и пиратстве. Пустить на дно Распутницу. Заклеймить его.
Меня держали крепко. Я наблюдал, как обвисли белоснежные паруса моего корабля… Как накренились мачты… Я беззвучно заплакал. Но всё же… Корабль погибал не опозоренным.
Но вот железный прут с меткой коснулся запястья моей левой руки…. Я чуть не потерял сознание от боли, прошившей меня насквозь…. Выхватив из рук Мёрсера этот прут, я в полубессознательном состоянии ткнул в сторону лорда.
Послышались крики. " Тридцать плетей ему!"
- Нет, я не буду! - это был Билл Тёрнер, или Прихлоп Билл - корабельный экзекутор.
- Мистер Тёрнер, это приказ.
- Нет.
- Тогда вы обвиняетесь в пиратстве. А вместо вас справиться Мёрсер.
Меня вздернули на ноги и привязали к мачте. Послышался свист плётки…. Вздох вышибло из меня. Он орудовал плёткой искусно….
Вечером того же дня я валялся без чувств, в карцере корабля. В чувства меня привёл не иной как Прихлоп Билл…

- Мистер Воробей, так что будем делать? - голос боцмана выдернул меня из воспоминаний.
- Значит так. Пока Кариэллы нет на корабле - временным капитаном буду я. Как только Кариэлла возвратится на борт - тогда я вновь буду пассажиром, или что-то в этом роде. Но сейчас нам надо слаженно работать и доверять друг другу, чтобы спасти её.
-Мы выполним все ваши приказы, мистер Воробей - только бы спасти нашего капитана.
-Отлично.
Я пошёл было к штурвалу, чтобы дать привычную команду, но тут меня стукнула мысль.
"Стоп! Он же капитан! А насколько я знаю, то капитан имеет право обвенчать молодых прямо на корабле… Он специально решил запутать меня, чтобы успеть сделать своё тёмное дело… Нельзя медлить! Времени нет!"
- Ставь все паруса! Держите курс за Грозой Морей! Не дайте ей улизнуть от нас!
- Но, мистер, зачем такая спешка?
- Если вы хотите, чтобы ваш капитан не пострадал, вы должны поспешить!
- Объясните хотя бы причину!
Я развернулся к говорившему со мной боцману.
- Мистер Грей не станет дожидаться, пока их обвенчает священник! По Кодексу, капитан может сам обвенчать молодых на борту его корабля! И если вы хотите успеть, то должны слушаться меня! Ещё вопросы?
Матросы поползли по вантам на мачты, я встал за штурвал.
В голове билась одна мысль: "Только бы успеть… Успеть… Успеть…"

Глава 6."Мерзкий пират!"

Кариэлла сидела в каюте Грея, связанная по рукам и ногам.
- Ну что, будущая миссис Грей…. Или сеньора Грей…. Вот и всё…Конец пришёл вашему роду…. И сегодня ночью придёт конец твоей невинности… - усмехался Джонатан, надевая свадебный камзол.
- Да пошёл ты к Джонсу, Грей, я не отдамся тебе! И если ты думаешь, что я передумаю, ты глубоко ошибаешься! Очень глубоко! Я тебя не полюблю никогда, меня не сломаешь! - выкрикивала пиратка, пытаясь развязать руки.
Джонатан, созерцавший своё отражение в зеркале, развернулся и подошёл к Кариэлле.
- Ты ещё уверена в этом, крошка? Думаешь, твоя птаха тебя спасёт? Ему глубоко наплевать на тебя и на твои чувства. Он бабник и пьяница, у него таких девиц, как ты, хоть отбавляй. Он попользуется тобой и выбросит на обочину жизни, пойми ты. Я хочу оградить тебя от него, пойми…
- А мне не надо любви до гроба. Мне надо лишь отношения… Пусть неглубокие, но отношения…Пойми, Джонатан, Джек для меня - родственная душа…Я люблю свободу….Я люблю свободно порхать по жизни, не обременяя себя сложными отношениями… Брак с кем-то - это не по мне, Джонатан… - тихо закончила она.
- ХВАТИТ! Генри, Бен, проведите мисс Родригес в отдельную каюту, предназначенную ей! Проследите, чтобы она переоделась в свадебное платье!
Кариэллу взяли и потащили в каюту. Матросы развязали будущую супругу и быстро вышли - в них полетела пустая бутылка из-под рома.
- Мисс Родригес, как закончите переодеваться - постучите, - послышался голос одного из матросов. Кариэлла заметила платье цвета слоновой кости и, вздохнув, принялась переодеваться…
Пока она переодевалась, Грей готовил корабль к церемонии: велел приготовить роскошный обед, убрал каюту, и …. Подсыпал ей в вино шпанских мушек…
"Это тебя заставит меня полюбить…" - усмехнулся он.
"Джек, пожалуйста, спаси меня... Пожалуйста… Я люблю тебя, пташка, только спаси меня…" - думала она, глядя в зеркало. Она сама справилась с корсетом и бесконечными застёжками.
- Джеки…. Пожалуйста.… Спаси… - прошептала она. На её лице появились слёзы.… Она беззвучно плакала…
- Мисс Родригес, вы переоделись? - послышался вопрос.
- Да…. Да! - как можно спокойно сказала она, надевая фату.
"Джеки…"

….В это время на "Эспаньоле"…
- Черти! Кто вас учил ставить паруса?! - я сдерживал гнев, держа своё внимание на "Грозе Морей". Сейчас главное было - успеть прервать церемонию бракосочетания…. Или прервать попытки Грея овладеть Кариэллой…

…На "Грозе Морей"…
Кариэлла вышла к суженому из каюты на палубу. Она молча смотрела на подол платья, держа какие-то цветы…. Тут к ней подошёл Джонатан.
- Как чувствует себя невеста? - с ухмылкой спросил он.
- Отлично, - буркнула в ответ она.
- Ну, ничего, вскоре ты повеселеешь... Вот, выпей - поможет, - он протянул ей бокал с вином, в котором были растворены шпанские мушки…
Кариэлла молча кивнула и выпила вино, осматриваясь по сторонам. Внезапно она заметила корабль… Паруса были знакомыми... И даже очень… Так это же… "Эспаньола... Джек… Ты всё-таки меня не дашь в обиду, " - улыбнулась она. Джонатан принял эту улыбку на свой счёт.
Кто-то из матросов повёл Кариэллу к штурвалу. Джонатан был уже там.
- Итак, приступим…
Кариэлла молча слушала Джонатана, кося всё время на свой корабль, который всё приближался... И вот… Кто-то из матросов завязал Джонатану и Кариэлле руки, привязав их к штурвалу…
- Согласны ли вы, Джонатан Грей, взять в законные жёны Кариэллу де Родригес?
- Согласен, - улыбнулся Джонатан.
В это время шпанские мушки уже начали действовать на Кариэллу, и она влюблено смотрела на Джонатана…
- Согласны ли вы, Кариэлла де Родригес, взять в законные мужья…
- Протестую! Ваша честь… - послышался знакомый голос.
- Опять вы… - лениво сказал Джонатан.
Я вынул пистолет.
- Я сказал, что Кариэлла не достанется вам…. Никогда,- я спустил курок, и…
- Он мёртв.
Я улыбнулся.
- А теперь завершим церемонию… - улыбнулся я.
- Джек, ты извини…. Но я свободная пташка… Я не могу связать себя узами брака, ты извини меня…
"Как мы схожи, оказывается…. Она тоже ценит свободу… " - усмехнулся я, подходя к ней и развязывая ей руки.
Труп капитана сбросили за борт.
- Но я спас вас… Так позвольте же…- я притянул её к себе и мягко поцеловал в губы… Я не знал о шпанских мушках, но зачем? Сейчас она была полностью в моей власти…
- Джек, Джек, Джек.… Давай хотя бы переместимся на мой корабль… - прошептала она.
- Как скажешь, цыпа…
Я приказал перенести её вещи на её корабль. Перейдя по трапу с Кариэллой на руках, я понёс её в её каюту… Меня не волновало, что я поступаю, как Джонатан… Но она выглядела в этом платье соблазнительно…
Я положил её на кровать и впился в её губы чувственным поцелуем страсти…
- ДЖЕК!
Я остановился.
- Кариэлла…. Пожалуйста… - я смотрел на неё и улыбался чарующей улыбкой….
Она откинулась на кровать, я продолжил ласки…
…Через некоторое время…
Я удирал от неё на стоявшей рядом Грозе Морей.
- ГАД! Найду - на мелких воробышков порежу, так и знай! - кричала она вслед.
- Адьйос, цыпа! Ты навсегда запомнишь тот день, когда утонула в очах капитана Джека Воробья! - прокричал я ей в ответ.
На её столе лежала записка, написанная мной в спешке:
"Встретимся через десять лет на острове Зелёной Звезды…"
Она улыбнулась:
- До скорой встречи, Джек… Я буду ждать…

Эпилог. Спустя десять лет.

К острову Зелёной Звезды неспешно плыли два галеона.
За штурвалом одного из них стоял я, а за штурвалом второго - Кариэлла.
Чёрная Жемчужина и Эспаньола бросили якоря. На двух шлюпках к берегу плыли я и она со своей дочкой…
Высадившись на острове, мы побежали друг другу и слились в едином поцелуе…
-Наконец-то…Мы снова встретились с тобой…Кариэлла…- прошептал я ей.

КОНЕЦ.

@темы: пиратство, пираты карибского моря, фанфики

spanish-pirate

главная